Распродажа книг издательства "Москва"
Акция: большие скидки на 10 книг издательства "Москва". Срок действия акции: до 30 ноября 2020 г.
Серия книг "Эффективная бизнес-машина"
Уникальный издательский спецпроект.
Приглашаем к участию в данном проекте.
Читателям > Каталог книг издательства "Москва" > Путь нибелунга. Серебряная нить > Глава 1. Рассказ шахтера

Глава 1. Рассказ шахтера

На данной странице размещена первая глава книги "Путь нибелунга. Серебряная нить".

– Мардех, пожалуйста, расскажи еще раз, – Делия изобразила взгляд голодного котенка.
– Опять про короля? – пожилой мужчина сделал вид, что совсем не заинтересован. – В вашем возрасте юные леди ходят по балам и модисткам, а не сидят дома, слушая сказки старых бродяг.
– Родительским деньгам можно найти намного лучшее применение, чем одежно-обувные соревнования, – девушка зевнула, показывая, что эта тема ей не интересна.
– Например, кормить оборванцев вроде меня? – Мардех хитро улыбнулся.
– Да, пока ты меня развлекаешь, – напомнила Делия.

Мама своенравной девушки умерла, когда та была совсем малышкой, а ее отец, мелкий торговец и купец, обожал дочь и ни в чем не мог ей отказать. На его счастье, Делия с детства отличалась бережливостью и внимательно относилась к тратам. В миниатюрной темноволосой девушке парадоксальным образом сочетались практичность и буйная фантазия. Большую часть своих решений Делия принимала хорошо подумав, но некоторые, в том числе наём совершенно бесполезного в хозяйстве Мардеха, были импульсивными. Их знакомство состоялось возле стоящего недалеко от дома сарая, дверь которого пожилой мужчина пытался починить, надеясь на постоянную работу. Разговорчивый и добродушный Мардех так очаровал хозяйскую дочку своими историями, что она упросила отца оставить незадачливого ремонтника насовсем. Так Мардех поселился в доме Бишопов, формально как разнорабочий, а на самом деле как личный слуга Делии. На вопросы о том, как он докатился до бродяжничества, Мардех рассказал грустную историю о том, что потерял всех родных во время эпидемии, много лет проработал в шахте, откуда его выгнали, когда стал слишком старым, и с тех пор был вынужден перебиваться случайными заработками.

Услышав о несчастьях старика, Делия прониклась к нему сочувствием, но ее отец отнесся к новому работнику настороженно. Интуиция торговца подсказывала, что для потерявшего всю семью Мардех слишком весел и беззаботен. Несколько недель он внимательно наблюдал за словоохотливым дедушкой, но, убедившись в том, что старик безобиден и не имеет привычки воровать, решил оставить того в покое и более не разбираться в его биографии, надеясь, что доброта дочери ограничится одним бродягой.

Несколько месяцев жизнь в доме купца протекала размеренно. Старший Бишоп готовился к новой поездке, его дочь Делия, обладавшая отличной памятью, считала расходы, вела хозяйство, выполняла отцовские поручения и все равно находила время, чтобы витать в облаках за чтением книг, которые отец привозил из своих многочисленных путешествий по разным городам, и разговорами с Мардехом. Из всех его шахтерских баек Делии особенно нравилась легенда о короле нибелунгов и мифической расе тумана и сумерек.

– Вы не отстанете, юная леди, – с видимой неохотой, но с тайным восторгом в сердце Мардех согласился повторить любимую сказку своей хозяйки. – Слушайте. Простому человеку не найти Сайраг, страну нибелунгов, если они сами не захотят. За долгие годы народу тумана удалось постичь секреты гор и научиться управлять ветрами. Обладая огромной силой, они охраняют свои тайны и не нападают без причины. Многие великие маги были нибелунгами, но всех их превзошел король Айна. Совершенствование магического искусства – его единственная настоящая страсть. Желая узнать очередной секрет, он ни перед чем не остановится. Гонимый жаждой познания, король нибелунгов побывал в проклятых землях, где правят призраки; на затерянных островах, населенных странными созданиями, и в поднебесье у воздушных эфиров. Богатства Айны сравнимы только с его коллекцией артефактов, украденных или добытых в боях. Кажущийся спокойным, король нибелунгов не знает меры ни в дружбе, ни в гневе. Готовый умереть за своих подданных, он без колебаний подвергнет чудовищным страданиям всякого, кто покусится на сокровища нибелунгов.
– А он красивый? – мечтательно спросила Делия.
– Страсть какой красивый. Черты лица безупречны: орлиный нос, чувственные губы, глаза подобно двум темным омутам затягивают любого, неосторожно потревожившего покой Айны. Голову короля венчают густые темно-каштановые волосы, а его фигура подобна статуям древних мастеров, которыми так восхищаются в высшем свете.

Мардех старался сочинить красочное описание, чтобы получилось как в рыцарских романах, втором после мифов любимом жанре Делии. Каждое его слово, влетая в уши девушки, становилось частицей образа прекрасного и таинственного короля, описание внешности и действий которого, порой слишком патетическое и надуманное, романтичная натура девушки, подобно руке мастера, создающего статую из камня, превращала в шедевр. Очарованная легендами о героях, Делия была влюблена в Айну. Он олицетворял для нее другой мир, где нет необходимости думать, что будет на обед, нет ритуальных разговоров о погоде и протекающих крышах.

– Ты когда-нибудь видел короля нибелунгов? – спросила девушка, заранее зная ответ.
– Да, однажды мне показалось, что видел, – Мардех посмотрел в глаза своей собеседнице. – Зимой в краях, где я работал, сырой туман может быть гораздо опаснее холода. В тот год по случаю праздника меня и других рабочих отпустили из шахты к семьям. Всем не терпелось поскорее увидеть родных. Но ночью резко потеплело, а наутро пал такой густой туман, что дальше вытянутой руки ничего не было видно. Старики тогда предпочли остаться, а я по молодости и самонадеянности решил вернуться из барака в деревню, не считаясь с погодой. Наивно полагая, что невозможно заблудиться на хорошо знакомой дороге, я вышел рано утром. В лесу, где туман был не таким густым, мне еще удавалось ориентироваться, но потом я оказался на кажущейся безграничной снежной равнине. Пробираясь по глубокому снегу, я начал уставать и замерзать. Сырая одежда вытягивала тепло. Не было никакой возможности узнать, правильно ли я иду. Браня себя за спешку, я метался из стороны в сторону, ходил кругами, пока совсем не обессилел.

Остановившись, я почувствовал, что засыпаю, – плохой признак на холоде. «Ну вот, – думаю, – конец пришел». Смотрю, а недалеко от меня горят два огонька. Я к ним – они отодвинулись. Не помню, сколько времени продирался сквозь снег, но, когда огоньки погасли, я увидел окна домов и понял, что пришел к своей деревне. Мою усталость как рукой сняло. Бросившись к домам, я пробежал несколько метров, потом остановился. Оглянувшись, на секунду я заметил фигуру мужчины, а спасшие меня от верной смерти огоньки оказались его глазами. Тут-то я и понял, кто меня спас. Постоял еще немного – думал, может, он покажется, но мой спаситель исчез, так ничего и не сказав.

– Интересно: почему он решил тебе помочь? – Делия задумалась.
– Кто ж его знает, – Мардех покачал головой. – Иногда король нибелунгов совершает поступки, понятные только ему одному, но некоторые его действия можно предсказать.

Мужчина заметил, как загорелись глаза его собеседницы, и продолжил:
– Среди всех богатств и магии есть то, чего Айна хочет больше всего на свете.
– Что это? – девушка заметно оживилась.
– Дар провидения. Раз в несколько десятков лет, в день большого парада планет, свет звезд проходит сквозь брызги водопада Арибен в Суйских горах. Тот, кого озарит небесный луч, получит способность видеть будущее и прошлое. На всей земле лишь один может обладать этим даром, и, пока предыдущий носитель не умрет, другой не сможет стать провидцем.
– В чем же сложность? – удивилась Делия. – Айна не может найти время, чтобы постоять пять минут в брызгах водопада?
– Небесный дар провидения охраняют акашерские ведьмы, чья волшебная сила не уступает могуществу Айны.
– Почему же он не возьмет с собой армию?
– Честь не позволяет. У нибелунгов считается, что рисковать жизнями подданных ради личных желаний недостойно правителя. Ради защиты границ воины без колебаний отдадут свои жизни, а в любых других ситуациях, особенно когда речь идет об охоте за сокровищами, самого короля могут осудить и свергнуть. Нибелунги – сильный и гордый народ, право управлять которым нужно не только заслужить, но и всю жизнь отстаивать. Они не потерпят правления слабовольных трусов или, наоборот, тиранов, слышащих только свое больное воображение.
– А что с ними делают? – Делия затаила дыхание, предвкушая страшную историю.
– Самым страшным наказанием считается изгнание, так как лишенный поддержки народа нибелунг становится обычным человеком, уязвимым для и болезней и сил природы. За всю историю нибелунгов многие из тех, кто был приговорен к изгнанию, умоляли о смерти, настолько непереносимой для них являлась потеря могущества.
– Жестоко, – с содроганием произнесла девушка. – Эх, если бы знать, когда произойдет большой парад планет…
– Через три дня, – быстро ответил Мардех и тут же замолчал, стараясь скрыть свою радость.
– А ты откуда знаешь? – Делия насторожилась.
– Я… я, – старик замялся, – выпивал с одним звездочетом.
– Ты думал, прежде чем мне ответить, – в голосе девушки появились нотки строгости. – Отец говорит, именно так люди и попадаются на лжи.
– Или на стыде, – Мардех взял себя в руки. – Я помню, как плохо ваш батюшка относится к работникам, разгуливающим по кабакам.
– Когда же ты успел? – Делия продолжила допрос.
– На прошлой неделе, когда за дровами ходил, – призвав на помощь свой многолетний опыт обмана, Мардех смотрел на собеседницу прямо.
– Ладно, – нехотя согласилась девушка. – Будем считать, я поверила. Может, ты даже знаешь, где Суйские горы?
– Суйские горы – гномье название Руганского плато. Они находятся в дне пути отсюда. Безжалостное время оставило лишь холмики, но много лет назад это были величественные хребты с вершинами, доходившими до облаков.
– Смотрю, ты о многом успел поговорить со своим звездочетом-собутыльником, – с сарказмом заметила Делия.

Мардех понимал, что находится в нескольких словах от разоблачения, но не мог заставить себя быть сдержанным, когда желанная цель близко, а времени осталось мало.

– Как кстати, что сегодня ваш батюшка уехал по делам, – старик уже не скрывал энтузиазма. – Мы можем доскакать до водопада, и, возможно, нам посчастливится встретить короля нибелунгов. – Тут Мардех сообразил, что фактически выдал себя с потрохами, так как по задуманному им сценарию разговора Делия должна была сама попросить отвезти ее к водопаду, а он, Мардех, – немного поупираться и только потом согласиться.

В то же время в сердце девушки происходила битва двух Делий. Одна, ответственная, умная хозяйка, хотела немедленно припереть Мардеха к стенке и вытрясти из мошенника правду, но другая, та, что зачитывалась преданиями, представляя себя то сказочной принцессой, то храброй воительницей, своими восторгами в предвкушении возможной встречи с героем ее воображения заглушила голос первой, разумной Делии. Девушка чувствовала, как все ее тело охватывало волнение, – верный признак надвигающейся волны азарта. Такое же чувство она испытывала, когда в десять лет на спор согласилась залезть на высокую сосну. Уже на половине пути маленькая Делия поняла, какую опасную глупость сделала, но останавливаться было поздно. Ругая себя словами, которые взрослые не разрешали ей употреблять, девочка долезла до вершины. Спускаться вниз оказалось страшнее, чем подниматься, но намного больше падения Делию пугал серьезный разговор с отцом, становящийся неизбежным, если она закричит и позовет на помощь. Когда ей удалось благополучно спуститься, другие дети, все это время наблюдавшие за Делией, стали восхищаться ее храбростью, а проигравшему спор мальчику пришлось месяц быть ее личным рабом. Желая отомстить за пережитые ею минуты страха, девочка заставила отпетого шалопая и хулигана на месяц превратиться в примерного ученика и беспрекословно слушаться старших, посчитав это самым страшным наказанием. Родители мальчика потом еще долго гадали, какая муха укусила их непутевого сына, а он сам больше никогда не дергал дочь Бишопа за косички и не дразнил.

Долгое время после того случая Делия избегала авантюр. Следующий приступ случился с ней в шестнадцать лет, когда девушка согласилась играть в карты на деньги. Первый раз в жизни она не получила удовольствия от игры, даже когда выиграла крупную сумму. Обычные шутки картежников вдруг стали обидными, а место веселого настроения занял страх проигрыша. Когда игра закончилась, Делия зареклась когда-либо делать ставки. Половину выигранных денег она пожертвовала больнице в знак осознания своей глупости, а другую половину оставила себе в качестве компенсации душевных страданий. Еще месяц девушка тряслась от страха, опасаясь, что эта история достигнет ушей ее отца, Эдварда Бишопа, но потом расслабилась. Позже она много раз играла в карты, но исключительно для удовольствия, без ставок.

Зная о своей способности увлекаться, забывая про здравый смысл, перед тем как на что-то согласиться, Делия задавала себе вопрос: "Мне это надо?" Отец и все окружающие считали ее серьезной девушкой, не подозревая о живущей в сердце добропорядочной дочери купца любви к приключениям. И вот с появлением Мардеха снова дала о себе знать эта тщательно скрываемая сторона характера Делии, которой к тому времени было уже двадцать три года. Детское желание попасть в сказку в сочетании с появившимся за последующие годы навыком действовать, а не сидеть сложа руки, образовали горючую смесь. Отъезд Эдварда Бишопа стал катализатором.

Решив, что второго шанса может и не быть, Делия стала активно готовиться к намеченной авантюре. Уезжая, любящий отец полагал, что, если его ребёнок не ленится и не выпрашивает деньги с утра до ночи, можно не беспокоиться. Точно так же, когда дочь ходила в школу, старший Бишоп рассчитывал, что отсутствие карманных денег удержит ее от покупки пирожных, но Делия восприняла запрет как вызов и стала делать за одноклассников домашние задания. В качестве платы она брала деньги или пирожные. В результате девочка объедалась сладостями, и только разболевшийся желудок заставил ее остановиться. Провалявшись два дня с расстройством пищеваарения, Делия больше смотреть не могла на злополучные пирожные. Стараясь воспитать в дочери трудолюбие, Бишоп вместе с ним воспитал и упрямство, забыв о том, что научившийся бороться с собственной ленью человек точно так же при желании может противостоять любому авторитету, независимо от возраста его обладателя. Столь ценимая купцом самостоятельность имела обратную сторону: всегда вежливая Делия спорила крайне редко, но поступала по-своему.

К назначенному Мардехом сроку Делия со свойственной ей внимательностью подготовила лошадей, еду, воду, палатки и прочие необходимые в походе вещи. В ночь перед отъездом девушка засыпала в романтических фантазиях о предстоящей встрече: воображение рисовало ей картину сияющего в отблесках луны водопада и прекрасного короля нибелунгов с темными глазами. Такая мелочь, как акашерские ведьмы, была отброшена как нарушающая композицию. Как любая влюблённая девушка, Делия приписывала себе сверхвозможности, считая, что чувство даст ей силы сдвинуть горы, в то время как физических данных вряд ли хватило бы даже на один валун.

В назначенный день она проснулась рано утром, хотя обычно любила поспать до полудня. Не желая ждать ни минуты, девушка быстро оделась, потом спустилась вниз и нагло растолкала видящего десятый сон Мардеха. С трудом продрав глаза, мужчина сначала хотел попросить еще хотя бы час сна, но по решительному настрою девушки догадался, что не выторгует у неё и пяти минут даже за полмира. С обреченным взглядом он попросил Делию выйти, пообещав быстро привести себя в порядок. Когда дверь за спиной девушки закрылась, первым желанием Мардеха стало вновь заключить в объятия подушку, но, представив как округлятся от бессильного гнева темные глаза Айны, когда коварный план осуществится, старик заулыбался. Он спокойно умылся и переоделся в дорожный костюм, мысленно хвастаясь воображаемым слушателям тем, как изящно ему удалось уделать одного из сильнейших магов.

С первыми лучами солнца Делия и Мардех выехали из города. Несколько часов взволнованная девушка едва сдерживала желание пришпорить лошадь. Чтобы справиться с разыгравшимся воображением, она глубоко дышала и постоянно вспоминала уроки верховой езды, на которых говорили об опасности загнать лошадь. Ближе к полудню энергия девушки начала выгорать, а на смену ей пришло чувство голода. Своевременный перекус придал путешественнице сил, но ее восторг поубавился. Какое-то время Делия с удовольствием слушала рассказы Мардеха о гномах и прочих магических существах. К вечеру единственным, о чем она могла думать, стала спина, разболевшаяся после целого дня, проведенного верхом на коне; появилось неприятное ощущение песка в глазах, и Делия начала фантазировать уже не о сказочном короле нибелунгов, а о мягком диване и горячем чае. Когда путешественники прибыли к Руганскому плато, только привычка доводить начатое до конца помогла Делии заставить себя пойти за Мардехом, вместо того чтобы повернуть обратно.

– Ещё долго? – спросила девушка, подавляя зевоту.
– Терпение, почти пришли, – Мардех вёл свою спутницу к возвышающейся горе.
– Уже стемнело, – заметила Делия. – И вообще, я сейчас не в настроении лазать по горам. Предлагаю разбить палатки здесь, а завтра с утра поедем домой.
– Но вы же хотели увидеть легенду своими глазами, – напомнил Мардех.
– Легендами хорошо очаровываться, когда выспишься, а день в седле больше располагает к реализму. Я не нимфа или фея, а живой человек, чьё тело имеет свойство затекать, уставать и вообще вести себя не так достойно и невозмутимо, как пишут в книгах.
– Хотите, прямо сейчас заставлю вас передумать? – предложил старик тоном бывалого заговорщика.
– У тебя пять минут, – отрезала Делия. – Если не получится, пойдёшь ставить палатку.

Положив ладонь на гладкий камень, Мардех прошептал что-то на непонятном языке, и в следующее мгновение камни расступились, открыв тёмный узкий проход.
– А… а… – девушка стояла, широко открыв рот.
– Это еще не все, юная леди.
Старик произнес другую магическую формулу, и прямо над его рукой зажегся огненный шар.

– Ты кто?! – не зная, бояться ей или восторгаться, Делия застыла на месте.
– Человек, захотевший большего, чем то, что предписано правилами, – спокойно произнес Мардех. – Я такой же, как и вы, – с этими словами он направился в открывшуюся пещеру.

Усталость Делии улетучилась, а сердце снова начало биться быстрее. Отступить в минуту, когда все самые смелые мечты и фантазии сбывались прямо на глазах, оказалось выше её сил, и она последовала за своим провожатым подобно неопытному охотнику, знающему, что медведь опасен, но все равно ищущему встречи со зверем.

– Вы решились, – прошептал Мардех, – потому что, как и я, хотите проникнуть в тайны окружающего мира, обрести власть над природными явлениями, металлами и минералами, но главное – над собственным слабым телом. В свои годы вы еще ни разу не были невестой, так как хотите оставаться свободной для неизведанного.
– Хочешь обсудить этот вопрос именно сейчас?! – Делия осторожно пробиралась по скользким камням.
– Я не пытаюсь задеть или обидеть вас, – поспешил объясниться Мардех. – Я тоже не был женат.
– А как же слезливая история про эпидемию?
– Сочинил, чтобы вызвать сочувствие.
– Так и знала! Нет на тебе отпечатка трагедии.
– Моя страсть – алхимия, – мужчина старался заговорить девушку, чтобы она не передумала и не сбежала, – я немного учёный, немного волшебник.
– И очень много врун, – ехидно продолжила Делия.
– Про короля нибелунгов я не врал. Признайтесь, вы желаете себе именно такого мужа, так как он может открыть для вас совершенно новый мир, где принято не смиряться с погодой, а управлять ею.
– Подрабатываешь свахой? – снова поддела его девушка.
– Не все ли равно, какую цель я преследую, если могу стать для вас ступенькой на пути в страну легенд? За дар провидения Айна сделает что угодно. Мой вам совет – не упускать этот шанс, если, конечно, не хотите превратиться в разучившуюся мечтать самодовольную матрону, смысл жизни которой заключается в раздаче советов окружающим и надзоре за исполнением традиций, выполняющих роль удавки на шее.
– Ты со своей свадебной темой напоминаешь сейчас именно такую тетушку, – усмехнулась Делия. – Тебе бы еще чепец, воротник с рюшами и банку соленых помидоров.
– Тихо! – оборвал ее Мардех и жестом потушил светящейся в руке шар. – Смотрите.

Когда глаза привыкли в темноте, Делия смогла различить впереди узкую полоску света.

– Мы подходим к водопаду, а там уже наверняка нас поджидают акашерские ведьмы, – предупредил алхимик. – Они очень опасны.
– Тогда я вернусь, – девушка попятилась назад, представив себе толпу разъяренных фурий.
– Уйдете сейчас – будете жалеть всю жизнь, – отрезал Мардех.

Разум подсказывал Делии, что надо остановиться, но ноги сами шли вперед за искусителем. Своими разговорами он не давал страхам спутницы развиться настолько, чтобы та убежала, и одновременно подстрекал ее любопытство. Очень медленно и осторожно они подошли к большому залу внутри пещеры. Прямо из горной породы стекал большой водопад, а внизу располагалось озеро с прозрачной водой, от которого отходили подземные ручейки. Лунный свет свободно проникал внутрь через довольно большую дыру в своде, освещая воду и небольшую каменную площадку посередине, где стояла группа женщин в красных мантиях. Это были акашерские ведьмы. Их лица и пальцы на руках были неестественно вытянуты. Когда женщины, похожие друг на друга как сестры, делали шаг, казалось, будто они совсем не касаются земли и плывут по воздуху. До ушей Делии доносились обрывки фраз на очень неприятном шипящим языке, напоминающим пищание крыс.

– О чем они говорят? – прошептала притаившаяся за камнем Делия.
– Ш-ш-ш, – Мардех закрыл ей рот рукой и сделал предупредительный жест.

Тут одна ведьма мотнула головой и направилась в сторону, где сидели незваные гости. Прежде чем алхимик успел крикнуть: «Беги», та выставила вперед руку, и в то же мгновение камни перед Делией и Мардехом разлетелись на куски. Ведьма снова махнула ладонью, словно накидывая невидимую веревку, и девушку с алхимиком как магнитом притянуло к врагу. Увидев висящих в воздухе людей, все ведьмы оторвались от своих разговоров и, шипя, подошли к незадачливым путешественникам прямо по глади озера. Онемев от страха, Делия не смогла даже вскрикнуть, но Мардех, наоборот, сумел собраться, перевернулся и спрыгнул на ближайший камень.

– Повтори! – алхимик пытался показать застывшей в воздухе девушке какой-то жест, но его окружили три ведьмы. Действуя как единое целое, женщины обступили Мардеха. Потом самая высокая ведьма опустила ладонь вниз, и воды озера стали затягивать алхимика как болото. В это время ведьма, удерживающая Делию, сжала кулак, отчего девушка почувствовала, как вокруг ее шеи сжимается невидимая петля.

Когда у задыхающейся Делии стало темнеть в глазах, возле руки ведьмы-палача что-то ярко вспыхнуло. Девушка рухнула в воду, а прямо рядом с ней плюхнулась отрезанная кисть ее мучительницы. Несколько валунов сами отскочили от стен и отшвырнули ведьм, напавших на алхимика.

– Мардех, свинья, какого черта?! – раздался возмущенный возглас.

Ледяная вода быстро привела девушку в чувство. Вынырнув, она увидела мужчину с растрепавшимися волосами, в темно-зеленых кожаных штанах и такой же куртке. На незнакомца набросились сразу шесть ведьм, но он ловко избежал их ударов, а потом с помощью появившейся в руках светящейся палки отбросил нацелившуюся на Мардеха ведьму.

– Айна! Сзади! – громко предупредил выбравшийся на берег алхимик, прежде чем оправившаяся от удара ведьма снова сбила его с ног.

«Это и есть король нибелунгов», – пронеслось в голове Делии. Увидев, что все ведьмы отвлеклись, девушка быстро поплыла в сторону водопада, чтобы быть как можно дальше от арены военных действий, где вспыхивали молнии и летали камни. Удар по голове, сломавший бы череп любому человеку, для акашерской ведьмы был легким щелчком, а сквозные ранения кинжалами оказались нипочем королю нибелунгов, который, казалось, вообще не чувствовал боли.

В попытках убить друг друга обе стороны совершенно забыли о притаившейся за водопадом Делии. Девушка неотрывно следила за узким проходом, через который ее привел Мардех, но боялась выплыть из своего укрытия. От страха ее тело не чувствовало холода, а восприятие реальности изменилось: время замедлилось настолько, что Делия смогла сосчитать количество кругов, разошедшихся по воде после падения побежденной ведьмы. Неожиданно для себя девушка почувствовала тепло, расходящееся от кончиков ее пальцев. Планеты в небе сошлись для большого парада, и, как только исходящие от них лучи коснулись воды, брызги вокруг Делии засветились радужными огоньками. Танцующие капли окружили девушку, образовав подушку, и снова подняли ее в воздух. Начавшееся волшебство заставило ведьм, Айну и Мардеха отвлечься от сражения и замереть.

– Это оно – дар провидения, – прошептал алхимик.
– Не может быть, – тихо произнес король нибелунгов голосом человека, потерявшего все имущество сразу, но еще не до конца осознавшего свое положение.

Зрелище длилось несколько минут, потом капли воды потухли, и парящая Делия стала медленно опускаться вниз. Акашерские ведьмы хотели ее подхватить, но Айна среагировал быстрее. В мгновение ока король нибелунгов оказался рядом с потерявшей сознание Делией и поймал ее, прежде чем это сумели сделать ведьмы.

– Рей! Пора! – громко крикнул Айна, и по его команде из дыры в потолке зала упала веревка с узлами и петлями.

Прежде чем ухватиться за импровизированную лестницу, Айна произнес магическую формулу, и в его руке появился огненный шар. Отработанным движением король бросил его в группу ведьм позади Мардеха. Огненный шар взорвался, раскидав ведьм, и чуть не задел алхимика, но тот вовремя увернулся. Схватившись за веревку, Айна поставил ногу в одну из петель, чтобы удобнее было держать Делию.

– Ты же меня здесь не бросишь?! – Мардех взялся за другую петлю.
– А следовало бы, – сквозь зубы пробурчал нибелунг, но не стал отталкивать алхимика.

Сидевший над отверстием в потолке дракон резко потянул за большой рычаг, отчего пришла в движение система деревянных блоков и веревка начала быстро подниматься. Когда ведьмы оправились от взрывной волны, трое убегающих оказались в недосягаемой высоте. Сообразив, что ненавистных пришельцев с земли не достать, страшные охранники дара провидения бросились к выходам из зала в надежде догнать незваных гостей.
– Как все прошло? – Темно-коричневый дракон с большим гребнем на спине помог выбраться Айне с Делией, а потом вытащил Мардеха, аккуратно взяв его зубами за одежду.
– Не спрашивай, – нибелунг забрался на спину животного и втащил туда Делию.
– Эти ведьмы лазают по скалам как горные козы, – напомнил Мардех и с надеждой в глазах протянул руку.
– Только потому, что собираюсь убить тебя сам, – Айна неохотно помог алхимику забраться и дал дракону команду лететь.