Литературный конкурс издательства "Москва"
Литературная премия составляет 1 млн. руб.
Узнать больше о литературном конкурсе
При необходимости издательство помогает написать книгу
Книги Александра Карпова
Полный комплект книг по всем разделам менеджмента и бизнеса (все, что необходимо для создания эффективной бизнес-машины)
Читателям > Каталог книг издательства "Москва" > "Книга Жизни" > Глава 1. Добро пожаловать в жизнь

Глава 1. Добро пожаловать в жизнь

На данной странице сайта представлена первая глава книги Филипа Жисе "Книга Жизни"

22 декабря 1980 года в моей жизни произошло знаменательное событие – после двух тяжелейших дней моя мама наконец-то разродилась мною. Так я появился в этом подлунном мире. Впрочем, здесь я не совсем точен; это событие произошло в 16:30. Так что правильнее было бы сказать, что я появился не в подлунном мире, а в, ну, пусть будет так – в подсолнечном. Я стал одним из миллионов и даже миллиардов организмов, появившихся на этой удивительной планете, планете, которую человек назвал Земля.

Вероятно, мне стоило бы радоваться. Радоваться тому, что мне не иначе как посчастливилось стать одним из тех, кто узнал, что такое жизнь. Ведь всё могло быть совершенно иначе: в гонке сперматозоидов победить мог иной сперматозоид. В результате, вероятно, я был бы не совсем я, а может даже, и совсем не я. Впрочем, копание в том, что могло бы быть, меня заботит мало. В любом случае я был бы жив. Другое дело разный резус-фактор родителей. У моих родителей оказались разными не только группы крови, но и резус-факторы: у мамы III–, у отца I+. В результате такой несовместимости у меня имелся хороший шанс родиться мёртвым. Но мне повезло: природа наделила меня группой крови и резус-фактором мамы. Наверное, мне стоило бы гордиться тем, что я принадлежу к 15 % европеоидов, имеющих, точнее не имеющих резус-фактора крови. Впрочем, тем фактом, что я родился живым, вообще родился, стоит гордиться всё же больше. Дело в том, что я появился на свет довольно крупным мальчиком: 4,2 кг веса при росте 55 см. В результате мой приход сопровождался чудовищными муками моей мамы. Два трудных дня и мысли о самоубийстве. Воскресенье и понедельник, когда я наконец-то родился. Говорят, понедельник – день тяжёлый. Для моей мамы он таким и оказался. Для меня же этот день стал счастливым. Ибо я всё же родился. Я всё же узнал, что такое жизнь.

Вы никогда не задумывались над тем, а что это такое? Что такое жизнь? Ответ на этот вопрос кажется очевидным. Дышать, ощущать, чувствовать, питаться, размножаться, двигаться, наконец. Для большинства живых организмов это всё и есть жизнь – некое биологическое существование организма, его бытие на протяжении определённого отрезка времени. Его можно так и назвать: жизненного времени, периода активности живого организма. Вне этого отрезка времени жизнь невозможна. Для каждого организма продолжительность жизни индивидуальна. С её окончанием наступает смерть. Иначе – несуществование организма. Полная противоположность процессу жизни, процессу невероятной активности, даже хаоса, беспорядка, бунта генов, клеток и организмов. И смерть. Своеобразный порядок, полное отсутствие не только хаоса, но и какой-либо активности в целом. Небытие. Мне приходит на ум именно это слово. Помню, в далёком детстве, лет в 10, провели мы с одноклассниками своеобразный эксперимент. Молодость – пора глупости, а ранняя молодость – большой глупости. Как бы то ни было, этот эксперимент помог мне понять многое о жизни и даже о смерти. Правда, много-много позже.

Суть эксперимента была в следующем: кто-то из мальчишек становился спиной к стене, другой приближался к нему и, используя полотенце, пережимал сонную артерию на шее. Подопытный терял сознание и, поддерживаемый другими, «падал» на пол. После несколько оплеух его приводили в сознание, возвращали к жизни, так сказать. Я также решил стать подопытным. Полотенце пережало мне сонную артерию. Очнулся я уже на полу от пары оплеух. И чернота в памяти. На какой-то период меня словно выключили. Я как бы перестал существовать. Вероятно, это и есть небытие. Более того, думаю, такова и природа смерти. Ты словно исчезаешь во тьме. Растворяешься в ней. Компьютер отключили от сети. Батарея села. Жизнь закончилась. Отличие только в том, что после потери сознания можно вернуться к жизни. А смерть – это дорога с односторонним движением. Возвращение из небытия невозможно.

Годы спустя этот опыт короткого несуществования помог мне понять, что такое смерть. Жизнь можно почувствовать, услышать или увидеть её проявления, как-то рост дерева, крик птицы или пар, вырывающийся из человеческой груди в зимнюю пору. Смерть же нельзя почувствовать, а её единственное проявление – это отсутствие каких-либо проявлений. Ибо смерть – это несуществование. Вот почему загробная жизнь, реинкарнация, рай и ад не более чем мифы существа, испытывающего страх и даже панику перед небытием. Мы слишком пугливые создания. Мы боимся исчезнуть. Боимся раствориться в темноте. Боимся, ибо мы единственные из живых организмов, способные размышлять о смерти и сознательно ждать её прихода.

Загробная жизнь, рай и ад. Всё это само по себе подразумевает некую активность – важную характеристику жизни. Но если смерть – несуществование и полное отсутствие какой-либо активности, то любая жизнь после смерти – нонсенс. Существование невозможно в несуществовании. Как и жизнь невозможна в смерти. Смерть – следствие жизни, а жизнь – начало смерти. Они сменяют друг друга, но никак не сосуществуют.

Религиозный человек обязательно заметит, что это рассуждение справедливо по отношению к физическому телу, но не к душе. Но что есть душа, как не свойство человеческого мозга и/или сердца? Вполне себе физических субстанций. Проявление их деятельности. Задумайтесь. Мы верим в то, что внутри каждого из нас, в противовес окружающему нас внешнему миру, находится наш внутренний мир, состояние нашей психики, наша душа. Но вот в чём вопрос. Будет ли верить в существование внутреннего мира и души человек, у которого сильное расстройство психики? Возможно, но скорее всего нет. Его восприятие мира однозначно будет отличаться от нашего, «нормального», так сказать. Наше восприятие формируют опыт, условия и в какой-то мере гены. Но гены – это корни дерева. Его ствол и ветви – внешние условия и опыт как реакция на них. Но как солнце оказывает влияние на дерево, так и общество оказывает влияние на человека, в нём проживающего, и на его восприятие. Человек с сильным расстройством психики, безусловно, окажется менее подвержен общественному влиянию, чем я или вы. Его восприятие будет формироваться (искажаться?) не только под влиянием условий и приобретаемого опыта, но и под существенным влиянием болезни. Поэтому он не увидит рая или ада там, где их нет, – в своём сознании. А если этого нет в его сознании, значит, этого нет и в его жизни. Наша жизнь – это наше восприятие. Восприятие этой действительной жизни. Правда, немаловажно то, что в человеческом обществе восприятие любого «здорового» индивида опосредовано самим этим обществом. Иными словами, наше восприятие не независимо от влияния общества. Более того, в большинстве своём оно им сформировано. Вот почему повсеместно пропагандируемая уникальность среднестатистического жителя планеты Земля не более чем очередной миф.

Но вернёмся к жизни. В своё время то ли Рене Декарт, то ли Августин Блаженный сказал: «Я мыслю, следовательно, существую». Кто-то из этих двоих в некотором смысле оказался прав. Проявлять какую-либо физическую активность – особенность любого живого организма. Но для человеческого существа этого всё же недостаточно. По крайней мере для его современного потомка. Думать, мыслить, размышлять – всё это отличительные характеристики именно человеческой жизни, биологического существования человеческого существа.

Вы помните тот момент, когда начали думать? Помните момент начала мыслительной активности своего мозга? Не думаю, что вы сохранили в памяти этот момент. По крайней мере я этого не помню. Как бы то ни было, именно тогда я перестал быть обычным животным. У меня появилась сознательность. Я стал разумным животным. Я начал не просто жить, но и интересоваться жизнью. У меня появились вопросы. Я начал искать ответы.

С биологической точки зрения быть животным, вероятно, и значит быть существом, не способным на сознательную умственную деятельность, вести себя так или иначе исключительно под влиянием инстинктов и генов. Кто знает, быть может, тысячи или даже миллионы лет назад наш далёкий предок и во взрослом возрасте походил на современного младенца: ощущал жизнь, чувствовал, но не осознавал её. Кто знает, быть может, наша младенческая и детская несознательность – это отголосок нашего далёкого аналогичного взрослого прошлого.

Ощущать жизнь. Чувствовать её посредством органов чувств. И не понимать. Вы можете себе такое представить? Испытать состояние простого животного? Конечно, опыт был, в далёком детстве. Но память не оставила о нём и следа. Возможно, это и неспроста. Быть может, такова и была задумка матушки-природы: как семя однажды превращается в дерево, так и человек превращается из, назовём его неосознающим, животного на начальном этапе своей жизни в сознательное, иначе в человека, в процессе его дальнейшей жизни.

Многие полагают, что животное-человек остался в диком далёком прошлом. Современный же его потомок – это не иначе как цивилизованный и высокоразвитый организм, не имеющий ничего общего со своим далёким предком. Думаю, это одно из множества существующих в современном обществе заблуждений. Мы являемся животными с момента нашего рождения и до тех пор, пока наша бессознательная физическая активность не станет сознательной. Впрочем, не всё так просто. Пойти в магазин купить продукты питания – деятельность, казалось бы, сознательная, но эта сознательность имеет характер наученности. Иными словами, такая деятельность аналогична приобретённому условному рефлексу. А на это способны даже тараканы. И тем не менее никто не скажет, что тараканы – это животные, способные на сознательные действия. Или всё же способны? Думаю, да – в той мере, в какой их действия продиктованы инстинктами внутри них. То есть сознательность, можно сказать, если не полностью, то в какой-то степени уж точно определяется генами. Когда таракан отправляется на поиски пропитания, он действует при этом вполне сознательно: он знает, чего хочет, знает, где это искать. Мы, люди, как и тараканы, живём инстинктами. И так же, как их действия, наши, по большому счёту, продиктованы теми биологическими программами, что находятся внутри нас. Как и тараканы, мы сознательны в той же мере, что и инстинктивны. К чему всё это? К тому, что быть сознательным существом ещё не значит быть человеком и, что не менее важно, жить. Быть человеком и жить – это нечто большее. И дальше я постараюсь это показать. А пока давайте посмотрим на свои недостатки. Хомо сапиенс, как бы ни желал ощущать себя венцом творения, на деле не более чем животное, возомнившее себя богом.


Подпишитесь на рассылку новых материалов сайта



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 6 = 3