Распродажа книг издательства "Москва"
Акция: большие скидки на 10 книг издательства "Москва". Срок действия акции: до 30 сентября 2019 г.
Серия книг "Эффективная бизнес-машина"
Уникальный издательский спецпроект.
Приглашаем к участию в данном проекте.
Читателям > Каталог книг издательства "Москва" > Энцелад Титан > Континуум. Второй галактический закон

Континуум. Второй галактический закон

Первая глава книги "Энцелад Титан"

Итиус вздрогнул от отвращения, но скрыл свое отношение к вошедшему. Только глянул на него исподлобья, поправляя волосы, выбившиеся из-под капюшона, и кутаясь в длинный, до пят, плащ. Похожий на тень, он и чувствовал себя тенью. Его потенциальный собеседник, одетый в форму командор-капитана третьего ранга, не здороваясь, равнодушно прошел мимо него и, подойдя к панорамному окну, принялся рассматривать проплывающие за окном четверки истребителей.

– Забавно, что ты почему-то решил встретиться в Звездном зале Рессатской станции, – усмехнуся командор-капитан. – Символично. Особенно если знать заранее, что именно должно произойти через полчаса. И то, что мы, по сути, поменялись местами.
– Ты что, не мог за четыреста лет получить звание повыше? – раздраженно бросил Итиус в надежде уязвить собеседника.
– Зачем? – командор-капитан пожал плечами. – В этом нет необходимости. Мы оба знаем, что я мог бы стать главою цивилизации третьего уровня, но зачем мне это? Меня вполне устраивает возможность летать, не привлекая внимания к своей персоне. Люди забыли за четыреста лет, кто я такой. Меня это устраивает.
– Но ты пришел, – голос Итиуса был едва слышен. – Ты же знаешь, о чем я хочу спросить тебя.

Если бы Итиус хотел, они могли бы общаться c командор-капитаном телепатически, но ему было всё равно, как продолжать разговор. Тем более, что затянувшаяся пауза не располагала к телепатической беседе.

– Да, конечно, – шутливо ответил его собеседник. – Пришел. Кто же осмелится отказать во встрече официальному наблюдателю на Земле? Тем более тому, кто со временем станет управлять вашей замечательной цивилизацией, не поддающейся классификации, – в его голосе прозвучала легкая ирония, когда он сделал ударение на слове «вашей». – Ведь ты способен превратить Солнце в сверхновую и теоретически обосновать необходимость уничтожения человечества. И будешь прав. Мы действительно не самая послушная из созданных вами цивилизаций. И заставляем Древних постоянно отвлекаться на наши проблемы. Сейчас вот опять война намечается. Между Солнечной системой и Империей. Мы, люди, несколько драчливы. Не вписываемся в идеальный мир Древних, спасающих пространство Вселенной от коллапса, – иронически добавил командор-капитан.
– Я буду управлять нашей цивилизацией, – поправил его Итиус слегка раздраженно. – И не смей иронизировать над огромной ответственностью, стоящей перед нами!
– Ошибаешься. Ты будешь править вашей цивилизацией. Я уже четыреста лет как считаюсь человеком, – командор-капитан улыбнулся своим мыслям, не поворачиваясь к собеседнику. – Это был не просто удобный способ избежать наказания. Я действительно принадлежу к цивилизации людей.
– Человеком? Четыреста лет? Тогда почему семь лет назад ты не захотел помогать людям? Я думал, что это твой долг, ведь эта цивилизация защитила тебя. Почему не захотел вмешаться? Почему спасать Рессат пришлось одиннадцатилетнему мальчишке? – презрительно и горько спросил Итиус.
– А ты сам? – ответил командор-капитан устало. – Почему ты отказался помогать тогда? – И, не дождавшись ответа, тихо произнёс: «Я просто не осмелился вмешиваться еще раз» – от его иронии не осталось и следа. – Ты не представляешь, через что я прошел в прошлый раз, прежде чем мой Континуум стабилизировался. Тот Континуум, который я создал сам, изменив пространственно-временной вектор развития человечества. Да, люди вышли в космос и терраформировали планеты Солнечной системы и несколько звездных систем, образовавших Империю. Но я до сих пор не уверен, что поступил правильно, когда начал помогать людям создавать новые технологии, – вздохнул командор-капитан.
– Я не обязан помогать этой цивилизации. В отличие от тебя, я не причисляю себя к людям, – в голосе Итиуса снова послышалось едва сдерживаемое раздражение.
– Да, я знаю, – командор-капитан коротко кивнул, соглашаясь с собеседником, а затем добавил, злорадно усмехаясь: «Зато к людям причисляет себя твой сын».

Итиус вздрогнул. Он не думал, что вопрос, который его интересовал, так легко поднимет его бывший подопечный, которого он проверял на предмет следования галактическим законам. Да еще так цинично. Этот сектор действительно проклятый, если он, Итиус, вынужден просить поделиться информацией преступника, чудом избежавшего наказания. А теперь он должен униженно просить этого бывшего «соотечественника» о помощи и содействии. И все из-за глупого мальчишки, наплевавшего на закон о невмешательстве!

– Я уничтожу человечество, если мой сын погибнет. – Итиус посчитал, что бесполезно пытаться играть в кошки-мышки с тем, кто всего лишь четыреста лет назад находился полностью в его власти. Тем более, что на этот раз кошкой, видимо, был не он. – Лишь один процент из ста, что мальчишка уцелеет.
– Так используй этот процент на все сто, – сердито ответил командор-капитан. То, что Итиус сразу перешел к угрозам, вывело его из себя. – Ты же сам работаешь с Континуумом не хуже меня и знаешь, что нужно сделать. Так зачем же спрашиваешь меня? То, что твой мальчишка – полукровка, ничего не значит, галактические законы распространяются и на него. Поверь, я собирал информацию о полукровках. И защищал их, если мог. И даже тогда, когда не мог. Но я узнал о твоем отпрыске, когда было уже поздно останавливать его. Твой сын успел создать Континуум, отличный от исходного. И он не первый, кто вмешался. Человеческая цивилизация чужда Древним, но внешняя идентичность людей и Древних завораживает. Если ты снимешь этот дурацкий плащ и наденешь обычную человеческую одежду, тебя никто не отличит от человека. Ты ведь заметил, что мы, люди, похожи на вас, Древних. И одновременно очень непохожи. Но со временем отличия перестаешь замечать. А еще некоторые из нас умеют любить. И мы знаем, что такое дружба, – на командор-капитана нахлынули воспоминания, и он усмехнулся.

Итиус просто молча стоял и ждал, что скажет этот бывший Древний, однажды уже прошедший через ад.

– Ты что, правда спрашиваешь у меня совета? – командор-капитан, видимо, только сейчас понял, что Итиус действительно не знает, что предпринять, и попросил о встрече, чтобы узнать, что думает бывший нарушитель галактических законов.
– Мне нужна твоя информация о возможности изменения Континуума в пределах Солнечной системы. А также о способах избежать наказания в случае нарушения Второго галактического закона, а возможно, и первого. А еще я хочу понять, как ты добился того, что цивилизация людей четыреста лет тому назад захотела тебя принять, – ответил Итиус.
– Ты спросил меня, что делать, потому что не способен решить это сам. Ну так я отвечу. Тебе придется остановить эту войну в зародыше. Возьми с собой всех Древних, до кого сумеешь докричаться. Иначе изменения Континуума пройдутся по тебе самому. А наличие стольких мишеней сразу даст необходимый тебе импульс. Сейчас твой сын нарушил лишь Второй галактический закон. Если начнется война, Император устроит никому не нужную бойню и тем самым подведет твоего мальчишку под нарушение Первого галактического закона. Попытайся донести до Императора специфику галактического законодательства Древних. Он же тоже, по большому счету, всего лишь человек, – командор-капитан вздохнул и впервые повернулся к собеседнику. – Я, конечно, виноват в случившемся. Мог бы и раньше сообразить, что если Раи Стар пропал на столько лет, то это как-то связано с Древними или с кем-то из полукровок. Из всех командор-капитанов лишь он и Андрей знали, кто я такой. То, что оба стали избегать меня всеми мыслимыми и немыслимыми способами, должно было насторожить меня. А мальчишка помогал технологиями обеим сторонам: и Солнечной системе, и Империи, как и я когда-то, ещё на Земле. И твой мальчишка не избежит наказания. Созданный им Континуум может стабилизировать лишь он сам, но если ты успеешь изменить вектор трансформации уровней, парень сможет избежать смерти.
– Если то, что его ждет, можно назвать жизнью, – тихо ответил Итиус.
– Я сам платил за нарушение закона о невмешательстве. Хотя никто из Древних не знал о том, что я создал Континуум и стабилизировал его почти сто лет. Эта цивилизация того стоила, – сказал командор-капитан.

Итиус презрительно усмехнулся, не соглашаясь.

– Я не думал, что он начнет вмешиваться. Лучше бы я оставил его у себя, – с тоской ответил он.
– Тогда твой сын вырос бы таким же, каким стал Антарианиус, – усмехнулся командор-капитан, – не способным сражаться и летать, как летает сейчас. Тебе же нравилось, что он отважнее Антарианиуса. И отважнее тебя. Ты просто надеялся, что ему не придется платить за изменение Континуума.
– Но я должен буду сбить его сам! Это – единственное возможное изменение его Континуума, когда он остается в живых. Лан не знает, что я его отец, и навечно возненавидит меня! – выдохнул Итиус.
– Знаешь, вечность – слишком долгий срок. Я прикрою от травли твоего мальчишку здесь, на станции командор-капитанов. Прослежу, чтобы в Совете не началась обычная истерия, которая, к сожалению, всегда возникает в случае отстранения от полетов по медицинским показателям одного из восьми планетарных командор-капитанов. Особенно если основание для отстранения от полетов – действительно серьезное ранение, а не блажь раздраженного медиколога. За звание Рессатского командор-капитана системы Сатурна рано или поздно будет драка среди «достойнейших» преемников. Я попрошу Андрея уже сегодня отправить всех, кто метит на место твоего мальчишки в годовое патрулирование, чтобы никто не посмел даже поднять в Совете вопрос о его отстранении. Ты ведь знаешь, что для бывшего Древнего это несложно. Я знаю, чего можно ожидать от каждого из командор-капитанов Солнечной системы. Считай это моей платой за то, что ты не стал добивать меня четыреста лет тому назад. И передай привет от меня своему мальчишке, когда его увидишь, – командор-капитан усмехнулся снова и, кивнув Итиусу на прощание, телепортировался прочь из Звездного зала.