Распродажа книг издательства "Москва"
Акция: большие скидки на 10 книг издательства "Москва". Срок действия акции: до 31 августа 2019 г.
Читателям > Каталог книг издательства "Москва" > ВРЕМЯ КУМАРУНА, Книга первая, Джейя > Выход - первая глава книги ВРЕМЯ КУМАРУНА, Джейя

Выход - первая глава книги ВРЕМЯ КУМАРУНА, Джейя

Это первая глава из первой части книги "ВРЕМЯ КУМАРУНА, Книга первая, Джейя"

Владе было двадцать девять, и свой следующий день рождения она ожидала почти без неприязни. Ну, почти… Кризис "о, боже, какая я уже старая!" она пережила немногим раньше, чем обычно это бывает, – в двадцать четыре. Тогда, осознав, что юность ушла безвозвратно, она более не страшилась ни двадцатипятилетия, ни последующих за ним дат. Теперь ей оставалось чуть менее полугода до юбилея, но она воспринимала этот факт философски и без надрыва.

Любимая работа, масса увлечений, надежный мужчина, который уже несколько лет был рядом и отвечал всем весомым критериям среднестатистической женщины. Немного не хватало ребенка для завершения идеальной картины, однако она была уверена, что до сорока в век продвинутой медицины у нее есть куча времени, чтобы реализоваться и в этой пугающей ее сфере – материнстве.

"Ура! Сегодня суббота, – подумала она, едва очнувшись ото сна. – Не надо рано вставать, вечно превозмогая нечеловеческое желание поспать. В половине случаев я просыпаюсь на работу будто с того света. Остальные побудки нелегче – сродни персональному апокалипсису… Но сегодня не рабочий день!" Осознав в полуспящем мозгу этот факт, она перевернулась на другой бок, натянула повыше одеяло и, сожалея, что человек не может выспаться впрок, еще на полтора часа погрузилась в сладкую дрему.

Вчера был ее любимый день – вечер пятницы. Разумеется, вечер не может всерьез называться "днем", но пятничные вечера так невообразимо прекрасны, что в шутку могут считаться дополнительными днями недели. Когда завершается рабочая пятидневка и впереди два выходных дня, у трудового человека есть несколько часов после работы вечером, чтоб заниматься всем, чем ему захочется. А впереди весь уик-энд, который ни на грамм еще не начался, но ты уже вправе расслабляться как душе угодно!

Вчерашний вечер пятницы прошел мило и мирно. Вместе с мужем она смотрела скачанный фильм по большому плоскому телеку, полулежа в кровати, выпивала и закусывала, снимая напряжение рабочей недели. На двоих ими была распита бутылочка красного вина и съедена гора бутербродов с икрой, семгой и сырокопченой колбасой. Фейерверк вкусов дополнили также оливки и малосольные огурцы. Подобное разнообразие в еде и незамысловатость в приготовлении Владе всегда нравились, впрочем, как и во многом другом.

Фильмы по комиксам про супергероев стали одними из ее любимых за последний десяток лет. После того, как шайка людей икс надрала задницу очередному антигерою, вино было уже давно выпито, а хмель успел выветриться из головы. Они уснули по разные стороны своей широкой кровати, пожелав друг другу сладких снов.

Встав утром в половину десятого, раньше своего мужчины, Влада пошла на кухню, чтобы выпить такую всегда необходимую ей кружку слабозаваренного черного чая. Она не любила крепкий, его горечь была ей неприятна. Кофе же она вообще на дух не переносила, ей не нравился ни его вкус, ни запах. Она находила эту свою особенность весьма странной. Большинство знакомых ей взрослых людей обожали кофе, но ей самой он действительно был категорически неприятен. Слабый же чай – совсем другое дело: и цвет красивый, и вкус мягкий.

В полдень у нее была назначена встреча с подругой, точнее коллегой-приятельницей с прошлой работы, с которой она не виделась довольно давно. Ксюха была позитивной и беззаботной девушкой, общение с ней всегда придавало бодрость духа и вдохновляло Владу на новые безумные идеи. Место встречи на этот раз было выбрано нетривиально: обычному походу в кафе они предпочли "общение с природой" – прогулку по Московскому зоопарку. Островок экзотической жизни посреди каменного мегаполиса, герои разных детских сказок в одном флаконе… Они обе давненько не бывали там, о чем недавно зашел разговор в переписке по skype. Так спонтанно приятельницами было принято решение восполнить этот пробел.

Августовский приятный теплый день. Полдень. Встреча на Баррикадной. Влада, как чаще всего бывало, оказалась в условленном месте первой. Теплый ветерок раздувал ее стрижку боб-каре, поэтому ей то и дело приходилось поправлять взлетающую веером челку. Сегодня она надела голубое джинсовое платье, неплохо подчеркивающее примечательность ее фигуры, вместе с тем оно не выглядело кричащим. В ее гардеробе было немало экстравагантных фасонов и цветов, но для встречи с подругой она предпочла более сдержанный вариант. Также она выбрала оранжевые туфли с закрытым носком на невысокой танкетке, подобные она носила летом в дни интенсивных пеших прогулок. В остальное время Влада, конечно, предпочитала шпильки, отдавая им первенство в личном рейтинге "супер-секси обуви всех времен и народов". Все необходимые женские вещицы она сложила в маленький рюкзачок, стараясь сегодня отказаться от своей любимой дамской сумки, в которой помещалась половина ее женской вселенной. Этот рюкзак она приобрела недавно, как раз для подобных случаев, когда необходима легкость и мобильность. Особой любви к современным молодежным течениям в моде она не испытывала, считая, что давно нашла свой стиль в вечно юной элегантной классике, возможно, с некоторыми элементами легкого эпатажа. Такая одежда прекрасно подходила ее фигуре и, надо сказать, возрасту. А новомодные хипстерские штучки – это удел молодого поколения, к которому, к сожалению, она уже не принадлежала, хотя внешне ей по-прежнему нередко давали двадцать пять, а иногда и вовсе льстили на двадцать три. Этот рюкзачок стал исключением в ее гардеробе, хипстерской штуковиной, неплохо гармонирующей с этим джинсовым платьем, которое все же не было лишено некоторых признаков элегантности. За этими размышлениями о шмотках и стиле Влада не заметила, как, спустя не более десяти минут, из метро вышла Ксения.

Та, как всегда, была в своем репертуаре: яркая, цветущая, одета в нереальное оранжевое невесомое платье с черно-красным цветочным принтом. Пожалуй, сочетание цветов диковатое, но удачный орнамент и фасон спасали ситуацию. Довершали образ бордовые босоножки на большущем каблуке и платформе. Казалось, она не изменяет любимому фасону обуви при любых обстоятельствах! Длинные светлые (натурального цвета!) волосы струились локонами. Этой ее способности постоянно укладываться Влада не переставала удивляться. Ксюха и на работу всегда приходила завитая, а на ее длиннющих прямых от природы волосах обеспечить это было весьма не просто. От идеальной картинки ее отличала лишь небольшая полнота, причем действительно очень умеренная, придающая образу пикантность. Это обстоятельство никогда не мешало ей в общении с противоположным полом. Наверное, им обеим доставались разного поля ягоды, так как Владины ухажеры часто отличались страстью к женской худобе.

Приятельницы горячо обнялись, обменялись эмоциональными приветствиями и направились к кассам зоопарка. Билеты почти не подорожали с тех пор, как Влада была здесь последний раз. Не то чтобы она помнила, сколько стоил вход три-четыре года назад, но сегодняшняя цена ей показалась весьма приемлемой для такого прекрасного заведения.

"Конечно, можно долго рассуждать и спорить с "зелеными" о том, что животные в неволе имеют массу ограничений, это против их природы и "бла-бла", – думала она. – Но ведь здесь неплохо кормят!" Она полагала, что в естественной среде за любую порцию необходимо бороться; собственно, каждый новый день зверя схож с предыдущим: от рассвета до заката искать, чем же заполнить голодное брюхо. Ей не казалось, что такая жизнь идеальна и ее следует предпочесть сытому, теплому и размеренному существованию в оборудованных вольерах Московского зоопарка.

"К тому же все эти звери родились в неволе и не сумеют прожить в дикой природе, они привыкли к людскому вниманию и к обедам по расписанию. Возможно, у них даже остается время на раздумья о прекрасном, чтение или вязание, ведь сэкономленное на поиск еды время необходимо чем-то заполнять… – Девушка улыбнулась этой своей инфантильной идее. – Если бы зоопарки по какой-то причине перестали существовать, никто бы из этих бедолаг не выжил. Поэтому поздно рассуждать о добре и зле жизни в неволе, ведь альтернативы для них не существует. К тому же зоопарк – это радость, это окно в детство, сахарная вата, мороженое, чебуреки, улыбки детей и взрослых". Влада обожала все, что напоминало ей о самом беззаботном и радостном времени, когда сказки были живыми, дед Мороз – настоящим, а волшебное кольцо лежало на ее ладони…

Народ толпился возле вольера с гепардами. Самец прохаживался вдоль периметра кругом натянутой металлической сетки то вправо, то влево, при этом вплотную прислонялся к ней. Отважные зеваки прикладывали ладони к отверстиям, некоторые просовывали пальцы. Картина коллективного ощупывания шкуры хищника навела Владу на размышления: "Экстремальное развлечение, не думаю, что это хорошая идея. Судя по выражению морды этого котика, он их всех люто ненавидит. Впрочем, я хорошо понимаю пятнистого".

Однажды в Таиланде она фотографировалась с живым тигром. Красавец был на поводке, под присмотром хозяина-тайца и возлегал на возвышении. После оплаты услуги в несколько батов она подсела к зверю и приобняла, коснувшись ладонями его шкуры. Тигр, скорей всего, в лучшем случае был безмерно сыт, а в худшем – чем-то накачан, так как не проявил никакого интереса к происходящему. Ощущение, вызванное прикосновением к его меху, ей не забыть никогда: плотный, упругий, волос жесткий, вместе с тем мягкий и шелковистый. Тигр качеством шерсти напомнил ей старого плюшевого мишку, вот только был молодым и натуральным. Сочетание противоположностей – жесткости и мягкости. Владе всегда нравилось создавать в памяти всевозможные списки и рейтинги. Излюбленной была коллекция тактильных ощущений. Прикосновение к шкуре тигра заняло в ней после поездки в Тай свое почетное место. "Интересно, гепард сильно отличается на ощупь? – гадала она. – Трогать не буду, не в этот раз и не этого гепарда".

Жираф был высок, особенно если смотреть снизу, находясь в метре от его ног. Сейчас для девушек все выглядело именно так, не считая разделяющего их забора из сетки-рабицы. Парнишки-подростки протягивали в отверстия морковку, несмотря на развешанные предупреждения, что кормить жирафов запрещено. Парнокопытный охотно угощался, обвивая овощ своим длиннющим синим языком. Знала ли Влада раньше, что язык жирафа синий? Возможно, когда-то и знала, но забыла.

– Смотри, какие высокие двери в доме, где живут жирафы! – восхитилась она, дергая Ксюху за руку, и продолжила мысленно: "Не у каждого животного в зоопарке есть собственное каменное здание, но у самых высоких имеется".
– Ага, и правда, – согласилась та.
– Наверное, зимой они проживают в этом теплом желтом доме, не выходя на улицу, они же африканские, замерзнут.

Влада никогда не была в зоопарке зимой. Она решила, что стоит запланировать это мероприятие на предстоящую зиму и прогуляться здесь вместе с Сашкой. Девушки подошли к палатке, торгующей сахарной ватой. В головах обеих одновременно мелькнула идея эту вату приобрести, что и было сиюминутно выполнено. Две взрослые красивые девушки двадцати девяти и двадцати семи лет, в модных платьях, красивых туфлях, с сахарной ватой на палочках в руках. Веселые, довольные, радостно щебечущие обо всем, что видят вокруг, вперемешку с обрывочной информацией о личной жизни и рабочих перипетиях. Всегда, когда они встречались, мир надевал на глаза розовые очки беззаботности. Влада не всегда была такой позитивной. Она бывала разной. Одной стороной ее личности являлась именно эта – задорная улыбка, юмор, смех, веселье, бурные эмоции, выразительная речь, жесты. Она мысленно называла это "своим демонстративным поведением". Не то чтобы она притворялась такой, нет. Это было частью ее, давалось легко и непринужденно. На публике и в общении с друзьями она вела себя именно так. Те, кто был плохо знаком с ней, часто полагали, что в этом и состоит суть характера Влады, считая ее лишенным всяческого уныния человеком, эдакой позитивной и солнечной девочкой, с лица которой не сходит улыбка. Когда же они впервые видели ее в других ипостасях, сильно удивлялись и говорили что-то вроде: "Влада, ты ли это?"

Насколько она успела узнать Ксюху, та была пропитана позитивом насквозь. Подруга вносила ноты радости во все сферы жизни и не была уличена в раздвоении личности, чего Влада в шутку полагала о себе. Бывшая коллега, по ее мнению, в отличие от нее самой, обладала некоторой инфантильностью, ведь постоянный позитив является скорее исключением для взрослого разумного человека. Картину дополняла некоторая узость и специфичность суждений Ксюши, что иногда проскальзывало в ее речах, и Владе с позиций ее образования и жизненного опыта было сложно закрывать на это глаза и считать подругу идеалом среди женщин. Но, безусловно, девчонка была мечтой многих мужчин, если верить общепринятому мнению, – веселая, добрая, не чересчур умная, чтобы сумела выгодно оттенить мыслительные способности партнера. Встречи с ней всегда давали подпитку Владиной положительной энергии, и на некоторое время она и сама становилась эдаким идеалом противоположного пола. Хотя, насколько она успела разобраться в тонкостях внутреннего устройства мужчин, не все было так однозначно. Реальность нередко расходилась с принятыми шаблонами: мужчины намного сложнее, чем женщины о них думают, и идеалы у них разные. Что хорошо для одного – не подходит другому. Ноги, грудь, постель и борщ – не единственно возможный список их потребностей в женщине, как любит преподносить современная культура. Когда девушки проходили мимо слонов, сахарная вата уже заканчивалась. Один из гигантов радовал публику – танцевал под доносящуюся из громкоговорителей мелодию. Слон раскачивался из стороны в сторону в такт музыке, то поднимая, то опуская хобот. Влада задалась вопросом: "Интересно, их здесь специально дрессируют или это его самостоятельный выбор и заложенная природой тяга к прекрасному?" Она склонялась, скорее, ко второму варианту – вряд ли в зоопарке занимались дрессурой, как-никак это не цирк.

Приятельницы подходили к павильону "Ночной мир". Влада любила эту экспозицию и посещала ее всякий раз, когда бывала здесь. Внутри традиционно было темно. Павильон представлял собой длинный коридор, в котором тускло подсвечивались террариумы с мелкими ночными животными: ежами, жабами, совами и прочими экзотическими тварями. Все они искренне полагали, что на земле в данное время царит ночь, и занимались своими повседневными делами. Некоторые из них были неприятны, другие – забавны: шиншилла, например, сгоняла лишний вес на беличьем колесе. Она так громко топала и расшатывала его, что соседи – карликовый африканский еж и сенегальский галаго, возможно, думали, что каждую ночь неподалеку происходит землетрясение.

Коридор заканчивался массивными двустворчатыми дверями темного цвета, над которыми горела яркая табличка с говорящей надписью "выход". Переступив порог, Влада на секунды зажмурилась – в глаза ударил яркий солнечный свет. Казалось, у нее резко упало давление и в голове включился испорченный телевизор. Она ухватилась рукой за косяк, чтобы не упасть.

Такие явления иногда с ней происходили с детства, когда в возрасте десяти-двенадцати лет ей поставили диагноз вегето-сосудистая дистония. Обычно подобное случалось при резком вставании из лежачего и иногда сидячего положения, а также в периоды болезней ОРЗ при общем ослаблении организма. Когда стала взрослой, головокружения происходили с ней намного реже. Кстати, она недавно услышала по телику, что в настоящее время медицина отрицает такой диагноз. Под этим названием скрывается целый комплекс заболеваний различной этиологии. Общими являются только симптомы, а вызваны они могут быть совершенно разными нарушениями. Вот так уже на ее веку исчезали из справочников одни болезни и появлялись новые.

К счастью, на сей раз Влада не лишилась сознания и устояла. Давление постепенно пришло в норму, и она открыла глаза. Беглый взгляд, брошенный на Ксюшу, неожиданно заякорился на лице. Судя по его выражению, с ней определенно тоже что-то произошло несколькими секундами ранее: весь ее облик отражал крайней степени недоумение и испуг.