Распродажа книг издательства "Москва"
Акция: большие скидки на 10 книг издательства "Москва". Срок действия акции: до 31 августа 2019 г.
Читателям > Каталог книг издательства "Москва" > Древние знания > Глава 1. Охотники за головами

Глава 1. Охотники за головами

Первая глава книги "Древние знания"

Боб Барбосо был владельцем антикварной лавки. Лавка эта, как и сам владелец, производила довольно жалкое впечатление. Внутри всё давно обветшало и прогнило, а на прилавке на всеобщее обозрение был выставлен всякий хлам. И надо сказать, что лавка эта не пользовалась особой популярностью у приличных людей, впрочем, как и старый антиквар. Скверный характер и врождённая жадность мешали ему обзавестись приятелями и приличными покупателями. По роду основной деятельности Боба – скупка краденного – он встречался с разными неприятными и странными субъектами. Но сегодняшний посетитель был крайне неприятен немолодому уже антиквару.

В первый момент, как только посетительница переступила порог лавки, Боб решил, что перед ним очередная оборванка, которая решила продать оставшиеся крохи своего барахла. Он мысленно застонал, глядя, как она решительным шагом направилась к прилавку. Длинная грязная юбка волочилась по полу, болотного цвета кофта была украшена лишь заплатами и старой дырявой шалью, спутанные волосы скрывала несуразная шляпа.

– Мне сказали, что здесь мне могут помочь, – голос молодой. А ведь поначалу Боб был уверен, что перед ним старуха. Это была девушка. И, несмотря на её несколько нищенский вид, надо признать – довольно симпатичная девушка. Однако нечто неуловимое в ней настораживало старика – то ли манера её поведения, то ли то, как она с ним разговаривала. Но всё это абсолютно не вписывалось в образ беззащитной девчушки в лохмотьях, потерявшей последнюю надежду на светлое будущее.
– Вас не обманули, – выдавил из себя улыбку антиквар. Все эти отбросы общества лишь понапрасну тратят его свободное время. Ничего стоящего они всё равно не предложат, а скупать всякий мусор он был не намерен. Но бизнес есть бизнес. Как он часто любил повторять: «Мы рады каждому клиенту!» – Чем я могу быть полезен?

Она назвалась явно вымышленным именем и безотлагательно приступила к делу, представив на суд антиквару драгоценную брошь. Брови старика поползли вверх. Подобной вещи он никак не ожидал увидеть в руках этой подозрительной особы. Он подошёл к дверям, перевернул табличку со словом «Закрыто» и пригласил посетительницу в свой кабинет.

Боб Барбосо довольно долго и тщательно рассматривал брошь под лупой, мысленно оценивая её и прикидывая, во сколько раз можно уменьшить её реальную стоимость, чтобы заниженная цена не вызывала подозрений у её явной невладелицы.

– Да, довольно занимательная вещица. Даже очень, – старый антиквар уже в который раз за короткое знакомство подозрительно взглянул на девушку.
– Где вы это взяли?
– Это к делу не относится.
– Что ж, я так и думал. Ну и сколько вы хотите получить за эту безделушку?

Девушка поудобнее расположилась в кресле, закинула ногу за ногу и мягко промурлыкала:
– Три тысячи.
– Да вы что? Вы, наверно, шутите? Видимо, юная леди плохо ориентируется в ценах.
– Ну, учитывая, что брошь из чистого золота и украшена рубином и мелкими бриллиантами, цена действительно намного занижена.

Боб Барбосо с едва видимым раздражением коротко ответил:
– Я дам за неё полторы и ни цента больше!
– Тогда я забираю свою брошь и ухожу в другой антикварный магазин.

Девушка одним резким движением выхватила предмет сделки из рук антиквара и решительно направилась к выходу.

– Ну, хорошо, хорошо, – уже совсем другим, елейным голоском залепетал старик. – Я дам за неё две тысячи. Исключительно по доброте душевной.
– Три, – наглая девчонка остановилась, но разворачиваться к собеседнику не стала.
– Да что вы себе позволяете? Две тысячи пятьсот, и это моя последняя цена!
– Три.
– Грабёж! – заверещал антиквар, вперив возмущённый взгляд в затылок девушки. – Неслыханная наглость! С Барбосо никто не торгуется! Что за нелепость? Вы притаскиваете мне неизвестно как приобретённую вещь и ещё…
– Ой, да ладно вам! Отбросьте эти предрассудки. Вы торгуете краденым. Не стоит мне читать морали.

Минуты две лавку наполняло напряжённое молчание. Старик с уже нескрываемой злобой сверлил незнакомку взглядом, а та, даже не шелохнувшись, стояла посреди комнаты. Взгляд надменный, на губах победоносная улыбка. Да она даже не скрывает своего торжества.

– Ну, хорошо, – наконец процедил сквозь зубы Боб Барбосо. – Ваша взяла. Позвольте мне ещё раз взглянуть на то, за что я плачу такие деньги.

Девушка невозмутимо прошествовала обратно к столу, с лёгкостью упала в потёртое кожаное кресло напротив хозяина лавки и протянула ему брошь. Тот с нетерпением схватил её и стал вертеть в руках, что-то нечленораздельно бормоча себе под нос. Не сводя с драгоценности жадного взгляда, он взял лупу и снова принялся её изучать. Боб давно оценил брошь и в душе был согласен с посетительницей – реальная стоимость драгоценности как минимум в два раза превышала даже названную девушкой цену. Хорошая сделка. Очень хорошая сделка…

Некоторое время спустя молодой особе, видимо, надоело ждать медлительного старичка, и она вновь о себе напомнила:
– Можете заплатить мне прямо сейчас, и я оставлю вас наедине с вашим сокровищем.
– Что? Ах да! – старик встрепенулся и перевёл затуманенный взор с броши на посетительницу. – Да, да, да, – повторил он и потянулся к сейфу у себя за спиной. Отсчитал необходимую сумму и передал девушке.
– Приятно иметь с вами дело, – уже вставая, холодно бросила незнакомка.

Тот лишь скрипнул зубами. Но уходить девушка не спешила:
– И ещё один вопрос. Мужчина лет сорока, бледная кожа и короткие седые волосы, глаза практически бесцветные, на правой щеке огромный шрам. Ростом он где-то под два метра. Помните его?

Как же, забудешь такого! Боба до сих пор трясет при воспоминании о здоровенном детине, который буквально несколько часов назад принёс ему на продажу старый кинжал. Кинжал этот был не столько декоративным – украшен всего лишь одним рубином в основании эфеса, сколько функциональным – остро заточенный и с подозрительными бурыми пятнами на лезвии. Здоровяк с лицом мертвеца, словно сама смерть, навис над антикваром, убеждая того, что именно его цена является единственно правильной для подобной безделушки, которой можно ненароком и старичка поранить. И в ту минуту старичок поклялся, что если выживет, то будет вести исключительно добропорядочный бизнес и с подобным сбродом дел иметь больше никогда не будет. Спустя пару часов после ухода многоуважаемого клиента, когда сердцебиение понемногу успокоилось, а жизнь приобрела радужные краски, антиквар, разумеется, выбросил подобную бредовую мысль из головы. Но сейчас она вновь посетила старика. Неудивительно, что девушка ему сразу не понравилась. Он подсознательно её опасался. Предчувствие антиквара не обмануло. Он мысленно взвыл, лицом стараясь не выдавать себя, и с невинным видом отрицательно помотал головой.

– Боюсь, ничем больше я юной леди помочь не смогу.
– А мне почему-то кажется, что сможете, – она улыбнулась, но Боб был готов поклясться, что заметил искорку в её глазах, а потом горло будто сдавила невидимая рука, и он стал задыхаться. Старик закатил глаза, хватая воздух ртом. И тут приступ вдруг резко отпустил. Перед глазами снова возникло ухмыляющееся лицо незнакомки, и снова прозвучал тот же вопрос. Только вот Боб был уверен, что губы её не шевелились.

На улице меня уже ждал Руфос. На вид обычный чёрный кот. Шерсть короткая, гладкая. Таких куча беспризорными бегает по улицам. Только глаза у моего котика неестественно красного цвета.

Руфос грелся на солнышке, растянувшись на мусорном баке и блаженно прикрыв глаза. Но как только я появилась в дверях, он тут же соскочил на землю и засеменил ко мне.

– Ну, и сколько ты выручила за брошь? – живо поинтересовался кот.

Да, забыла упомянуть ещё о некоторых особенностях моего Руфоса: он умеет разговаривать… и он демон. Да, да, самый настоящий демон в образе милого котика. Однако этот милый котик обладает кучей скрытых талантов. Например, он может в считанные секунды вымахать до размеров здоровой пантеры и растерзать вас на мелкие кусочки. Или, например, он спокойно путешествует по мирам – врождённая способность любого демона, которая ощутимо облегчала нам жизнь. И что самое важное – он мой друг. Немного капризный и вредный, но выбирать не приходится. Он единственный, кто всегда был рядом вот уже много лет. Я к нему привыкла. Впрочем, как и он ко мне.

– Эта скряга всё-таки заплатил три тысячи.
– Не много, – печально протянул Руфос.
– Всё, в последний раз Хайдигем рассчитывается с нами побрякушками. В следующий раз берем аванс исключительно золотом. Оно в любом мире приветствуется.
– А что по поводу беглеца?
– Ну, по словам антиквара, он направлялся в ближайший аэропорт. Расспрашивал про Сранцию.
– Францию, – поправил меня Руфос. – Ну, когда ты уже запомнишь названия королевств на Земле?
– Стран, – теперь уже поправляла я.
– А, Аникус с ними . Сколько раз уже были в этом мире, а всё до сих пор выглядит как-то дико. Все эти самолёты, машины, техника…
– Для тебя везде всё выглядит дико. Даже на Лургасе.
– А потому, что мир, где всем заправляет кучка архимагов, неправильный по определению.
– Почему это он неправильный? – встала я на защиту родины.
– Да потому, что каждый должен заниматься своим делом. Короли должны править, а маги заниматься исключительно магией. Власть не должна быть безграничной. От этого крыша едет, а страдает простой народ. На Лургасе же всё перемешано. У власти стоят себялюбивые тщеславные архимаги, опьянённые своим могуществом. Их заботят лишь энергетические потоки. Они вечно заняты поисками их источников и захватом этих земель. Забота о благе всего народа – лишь иллюзия.

Я молчала, в который раз слушая нелестные отзывы моего друга о моей родине. Он не любил Лургас и никогда этого не скрывал. Я уже устала с ним спорить.

– Кто выбирает членов в Верховный Совет? – завёлся демон. Он всегда выходил из себя, когда речь шла о моём мире, а я до сих пор не могла взять в толк, в чём тайна этой ненависти. – Разве народ выбирает Верховный Совет Лургаса? О нет. Конечно же, нет. Они сами себя назначают из узкого круга элиты магического общества.
– Эта система существует столетия, – возразила я. – Архимаги обладают высшей магией. Они по праву называются лидерами магического общества. Поэтому Верховный Совет и избирается из их числа. Поэтому он достаточно силён, чтоб защитить наш мир от захватчиков извне.
– Смотри, чтоб не пришлось защищаться от захватчиков изнутри. Уж поверь моему богатому опыту, неограниченное могущество не приводит ни к чему хорошему. Это как наркотик, тяга усиливается с каждым днём. Рано или поздно кто-нибудь из архимагов не устоит. Искушение захватить власть велика. Если честно, я до сих пор удивляюсь, как этого ещё не произошло.
– Ты судишь о моём мире исходя из своей извращённой демонической идеологии.
– Эта идеология проверена веками! Уж поверь мне! Я не первое десятилетие сталкиваюсь с людьми. И могу с уверенностью сказать – власть развращает их, – Руфос говорил громко и время от времени поглядывал на меня. Видимо, ждал моей реакции. – Ярким примером как раз служат наши опальные маги, которых мы с тобой, кстати, и отлавливаем. Несмотря на верховный запрет о чёрной магии, некоторые, теша своё самолюбие, пытаются к ней прибегнуть. А всё потому, что они надеются овладеть большим могуществом. Им всегда мало достигнутого уровня магии!
– Мне кажется, ты сгущаешь краски.
– Сгущаю, конечно, – фыркнул кот. – А мне кажется, это ты всё ещё наивна и глупа.
– Слушай, не начинай опять этот спор. Лургас – мой родной мир. Это прекрасный мир, насквозь пропитанный магией… – От чего и все беды, – буркнул под нос Руфос.
– И, кстати, магическими способностями наделено всё население планеты. Надо только их развивать.
– Да можно разориться, развивая способности в ваших магических школах. Не всем это по карману, детка! – воскликнул демон, ратуя за бедных, лишённых из-за отсутствия образования возможности выбиться в люди.
– Ну и правильно. Пусть крестьяне работают на полях. Им вполне хватает магических навыков для плодородных урожаев. А в школах и академиях должны учиться дети благородных кровей. Именно они и составят элиту общества впоследствии, из числа которой будет избираться Верховный Совет.
– Испорченная девчонка. То-то ты со своей благородной кровью отучилась в вашей благородной Магической Академии и подалась не в Верховный Совет, а в охотники за головами!

Удар ниже пояса!

– Ты сам знаешь, почему так произошло.

Я надулась. Мне нравился Лургас, и меня всегда бесило, когда Руфос начинал критиковать его политический строй. Я там родилась и выросла. Это красивый мир. Красивее любого другого, где мне довелось побывать. И уж точно красивее Демонургии , откуда Руфос был родом.

– А тебя вообще изгнали!

Знаю, что не стоило мне этого говорить. Но было поздно. Я разозлилась, и меня понесло. Я не смогла вовремя остановиться.

Руфос молниеносно бросился на меня. На лету он вырос до размеров здоровенной пантеры и, с силой ударив меня в грудь, прижал передними лапами к забору, вдоль которого мы шли. Словно чёрная смерть, он навис надо мной и, тяжело дыша, прошипел прямо на ухо:
– Не смей, человек! Слышишь? Не смей судить о том, о чём ты и представления не имеешь!

Я почувствовала, как когти коснулись моей кожи. Демон усилил натиск и больно оцарапал. Я знала, что при желании Руфос мог бы разорвать меня одним лишь взмахом своей мощной лапы. Но также я была уверена, что он этого никогда не сделает.

Послышался чей-то крик. К нему присоединился ещё один. Кажется, женский.

– Не-ме-ре-диус! – выкрикнула я на старолурганском, и демона отбросило на несколько метров. Он мягко приземлился на лапы и затряс головой. Моё заклинание его оглушило. Я тут же к нему подбежала.
– Руфос, прости. Я не хотела тебе напоминать. Но ты сам виноват. Зачем ты меня разозлил?
– Аникус с тобой, – послал меня мой друг, но я уже поняла, что прощена. Демон снова превратился в маленького котика – привычная маскировка для Не Магических Миров. Лишь лёгкое подёргивание хвоста выдавало его раздражение. Он развернулся и пошёл вниз по улице.

Это была далеко не первая наша ссора и, я уверена, не последняя. Но как бы мы ни злились, мы ни разу не причиняли друг другу какой-либо серьёзный вред. Мы оба были вспыльчивы, но вместе с тем быстро отходчивы. Мелкие ссоры вроде этой не являлись преградой нашей дружбе.

– Эй, Руфос, подожди!

Я огляделась. Чуть дальше по улице в ступоре замерло несколько людей. Завтра жёлтая пресса будет пестрить заголовками, начиная от сбежавшей из зоопарка пантеры и заканчивая инопланетным вторжением.

– Руфос, стой!

Я догнала демона лишь у перекрёстка.

– Давай зарулим в какой-нибудь трактир, – как ни в чем не бывало предложил он.
– В этом тряпье меня не впустят ни в одно приличное заведение.
– Я есть хочу. Все эти перевоплощения отбирают много сил.
– Кажется, в сумке завалялось несколько кусочков вяленого мяса. Съешь пока это, а вечером зайдём в какой-нибудь трактир… то есть бар.

Мы решили переночевать в городке, около которого открылся портал, а наутро продолжить погоню за нашим опальным магом-некромантом. Всё равно беглец никуда от нас не денется с Земли. Для следующего прыжка ему необходима магическая энергия. А у него она, похоже, на исходе, раз он решил воспользоваться местным транспортом, чтобы добраться до источника. Земля – это Не Магический Мир, и в нём не так уж и много источников магической энергии. Как я понимаю, ближайший находится где-то во Франции. Вот и получается, что он застрял в этом мире по крайней мере до тех пор, пока не пополнит свой запас энергии. Так что времени у нас было предостаточно. Это было лёгкое задание: некромант-самоучка, перешедший дорогу некому мелкому королю из забытого богами мира. Но, видимо, достал он того короля неслабо, раз последний обратился за помощью на сам Сивурон – мир воров и убийц со всех окрестных планет. Только там вы сможете найти наемника для любого рода работы. Этот король нашёл нашего босса – мистера Хайдигема. А Хайдигем, в свою очередь, поручил это дело своим лучшим охотникам за головами, то есть нам!

Поиски подходящего места для ночлега заняли не более часа. Маленький неприметный отель находился на окраине города и идеально подходил нам по всем параметрам: как можно дешевле и как можно безлюднее.

Номер больше походил на клоповник. Компанию букашкам составляли кровать, стол, стул и сломанный телевизор. В дополнение к удобствам – отсутствие горячей воды.

– Не понимаю, Сандра, почему мы должны жить в этих антисанитарных условиях, когда у тебя в кармане куча денег? – недовольно бурчал Руфос, устраиваясь поудобнее на прогнившем стуле.
– Потому что мы не хотим быстро тратить эти деньги. Нам ещё надо до этой Сранции добраться.
– Да брось ты. Никому не станет хуже, если мы хоть раз переночуем в приличном месте.

Я отрицательно покачала головой и направилась в ванную. Включила воду и плотно закрыла за собой дверь, чтобы Руфос не подглядывал. Воду пришлось нагревать при помощи заклинания. Видимо, горячая вода в сферу услуг этого отеля не входила.

Минут через сорок я уже была готова к выходу в свет. Оценивающе осмотрев себя в зеркале, я осталась собой довольна. Хотя, по правде говоря, я всегда была собой довольна. И на то имела полное право: высокая, стройная, фигура спортивная, подтянутая, в меру накачанная. Мускулы не дают жиру и шанса, в чём им помогают регулярные физические тренировки. Так сказать – издержки производства. Однако мышцы не перекачаны, оставляя место женственности и изяществу в движениях. Тёмно-каштановые волосы длинными прядями спадают чуть ниже лопаток. Сейчас я аккуратно их расчесала и затянула в высокий хвост. Миндалевидные глаза придавали лицу чуть экзотические черты. А вот цвет глаз всегда оставался для меня загадкой. Он менялся от светло-серого до голубого, а тот, в свою очередь, мог приобрести зеленовато-голубой оттенок цвета морской волны. И всё это в зависимости от настроения. Неизменной оставалась лишь четверть левой радужки, которая всегда была абсолютно чёрного цвета. Длинные ресницы, маленький высокомерно вздёрнутый носик, пухлые губы – всё это делало моё лицо немного по-юношески невинным. Но высокие скулы и хитрый огонёк в глазах сглаживали образ невинной девы.

Я натянула джинсы и майку. Поверх зелёную фланелевую рубашку в клеточку. Всё это было куплено в небольшом магазинчике под зорким оком молоденькой продавщицы. Видимо, она не ожидала, что я способна за всё это заплатить. И я её за это не виню. Выглядела я как оборванка. Но маскировка прежде всего. После нашего последнего мира – А́таки – я не успела переодеться. А выделяться мне там ну никак нельзя было. Мы почти схватили мага-некроманта, которого выслеживали долгое время. А обосновался он не в лучшем районе города. Появиться там расфуфыренной девахой было бы верхом идиотизма. К тому же не хотелось спугнуть раньше времени нашего беглеца. Впрочем, он всё равно сумел улизнуть. Ну, ничего, в этот раз не убежит.

Подмигнув своему отражению, я отвернулась от зеркала. Приятно чувствовать себя человеком, а не грязным троллем . В прекрасном расположении духа я покинула ванную, а заметив мирно посапывающего на стуле Руфоса, и вовсе расплылась в улыбке. Чуть пригнувшись, по-кошачьи я прокралась через комнату к спящему демону и, схватившись за спинку стула, резко наклонила его вбок, одновременно громко выкрикнув:
– Враги наступают!

Бедный кот от неожиданности подскочил и, потеряв под лапами твёрдую поверхность, с вытаращенными от ужаса глазами кубарем скатился вниз. Оказавшись на полу, Руфос не раздумывая бросился под кровать, преследуемый моим заливистым смехом. И только скрывшись в своём убежище, он понял всю унизительность моей оскорбительной шутки.

Согнувшись пополам от смеха, я утирала выступившие слёзы. Заметив обиженно взирающую на меня мордочку, я с ногами запрыгнула на стол и, жестикулируя руками, будто закрываясь от чего-то безумно опасного, простонала сквозь смех:
– О великий демон, не наказывай меня. Это была всего лишь безобидная шутка глупой девчонки… ха-ха… Великий демон… А глаза-то, глаза! Ой, не могу…
– Ненавижу, когда ты так делаешь, – лишь обиженно бросил Руфос и снова скрылся под кроватью.