Распродажа книг издательства "Москва"
Акция: большие скидки на 10 книг издательства "Москва". Срок действия акции: до 31 октября 2019 г.
Серия книг "Эффективная бизнес-машина"
Уникальный издательский спецпроект.
Приглашаем к участию в данном проекте.
Читателям > Каталог книг издательства "Москва" > О кино и не только > Арбуз

Арбуз

Глава из книги Виталия Кузнецова О кино и не только

После первого курса института я пошел работать грузчиком на Кировскую овощебазу, что была в самом конце улицы Вавилова, на правом берегу Красноярска. Разгрузить вагон с арбузами стоило тридцать три рубля.

Два крепких мужика взяли меня в долю.

Если вы увидите по видео или наяву, как херова туча людей передает друг другу по цепочке арбузы, знайте, что это работают непрофессионалы. Поделите 33 рубля с вагона на 10 харь, и вы все поймете. Заработать по червонцу с ливером за смену можно было только втроем.

Первую пару грузовиков загружали арбузами с прохода все вместе.

А потом пахали по-стахановски, каждый на своем участке.

Один катал арбузы из углов к проходу.

Второй перенаправлял их к борту грузовика.

Третий укладывал арбузы в грузовике.

Чтобы не потерять творческий интерес к труду, менялись после каждой загруженной машины.
К сожалению, машины из магазинов приезжали нерегулярно, и за смену мы "выбивали" всего один вагон.

Стоим, помню, на вагоне, ждем подачи.
А мимо вышагивает важный Стасик, огромный сержант милиции с фуражкой, упиравшейся козырьком в переносицу.
Повод для гордости семенил рядом — маленькая печальная баба Дуся с маленьким арбузиком в руках. Стасик, доволен: мол, воровку поймал.
Это бабу Дусю-то, которая в свои восемьдесят четыре года не только не уступала молодым бабам в скорости перебирания картофеля, но еще и быстрее всех через забор перелазила, с авоськой овощей для дома.

Легенда овощебазы, в общем.

Но и на старуху нашлась проруха. Поймал ее Стасик с арбузиком.

И вот бредет она мимо нас, чуть не плача. Сама несет свой позор. Семьдесят лет на овощебазе! Царские жандармы, городовые и филеры не поймали! А советский милиционер Стасик поймал! И очень горд собой.

Я кричу ей:
— Баба Дуся!
Она поворачивает к нам грустное лицо. И мы ей показываем руками — мол, бросай!

Баба Дуся охнула.

Арбуз выпал из ее рук. Стасик не успел его подхватить. Арбуз разлетелся на корки и мякоть.

Запрыгав, мы втроем раскачали вагон от восторга.

Стасик чуть не лопнул от злости. Вещественное доказательство хищения социалистической собственности лежало на асфальте. И доказать, что этот арбуз был раньше целым, не треснутым, не битым, не представлялось возможным.

А треснутый и битый арбуз не стоил ни копейки.

Следовательно, хищения и не было.

Баба Дуся нас перекрестила, а потом угощала печеной картошкой со своего склада вместе с малосольными огурчиками из соседнего засолочного цеха. Вообще, у каждого вагона стояли огромные деревянные бочки, в которых раньше отправляли с этой овощебазы соленые огурцы на Дальний Восток. Сейчас некоторые бочки "вышли на пенсию", и в них сбрасывали гнилые и битые ягодки из Средней Азии.

Кстати, среди корок и гнилья в бочках встречались и абсолютно целые арбузы, которые мы заботливо туда укладывали. Для вечерней выемки.

Причем мы при этом работали, как часики: один отвлекал экспедитора разговором, второй загораживал вид, третий аккуратно опускал целый арбуз в бочку и закладывал сверху гнильем.

Принести домой арбуз после смены, в довесок к денежному довольствию, считалось непременным условием для присутствия на овощебазе приличных грузчиков, а не всяких пьяных бичей.

Так вот, арбуз, который я однажды обнаружил в углу вагона, в бочку не поместился бы. Он вообще ни в какие рамки не помещался.

Я, грузчик с овощебазы, таких арбузов никогда раньше не видел, а после тем более.

Темно-зеленый, с продольной тельняшкой из темных и полутемных полос.

Мы называли их кормовыми.
— Не донесешь,— сказали коллеги по вагону.
— Прорвемся!

В отличие от них, книгу Н.Островского про Павку Корчагина я читал совсем недавно. Темнело. Ушла последняя машина. Экспедитор торопилась домой. Ей даже в голову не могло прийти, что горка чего-то в углу вагона — это обычный земной арбуз. Я докатил гиганта к проходу.

Мужики достали из бочек свои крошечные, десятикилограммовые, арбузики и попрощались. Я взял свою "ягодку" на руки и потащил, как девушку, к забору.

Сумок и авосек, в которые бы мог поместиться этот арбуз, человечество не шьет и не вяжет. Я закатил арбуз на свою штормовку. Завязал рукава узлом на толстом пузе "ягодки". Поднатужившись, закинул арбуз в штормовке на спину. Полез на бетонный забор по двум деревянным поддонам. Оседлав забор с тяжкой ношей, я огляделся по сторонам.

На овощебазе тихо. По "бетонке" изредка проезжали машины. Тусклые фонари ободряюще намекали на возможную безнаказанность хищения. Я спрыгнул вниз.

Арбуз расплющил меня о землю, как ладонь муху. По мне что-то потекло. Но главное, я был еще жив.

Выбрался из-под руин имперского величия спелой "ягодки". Развязал штормовку. Море красной мякоти. Я нырнул в нее и долго купался в сахарной влажности.