Литературный конкурс издательства "Москва"
Литературная премия составляет 1 млн. руб.
Узнать больше о литературном конкурсе
При необходимости издательство помогает написать книгу
Книги Александра Карпова
Полный комплект книг по всем разделам менеджмента и бизнеса (все, что необходимо для создания эффективной бизнес-машины)
Читателям > Каталог книг издательства "Москва" > 4031 > Первый фрагмент книги 4031

Первый фрагмент книги 4031

На данной странице сайта представлена первая глава книги Рины Нуриевой "4031"

28/05/4016
Амели Валентино


Пришло новое сообщение. Вибрация прошла по ее телу. На щеках Амели появился румянец. Она спешно попыталась осознать полученное.

Амели никогда не видела его лицо и не слышала его голос… Но те чувства, которые она к нему испытывала, были похожи на пьянку. Это ее вдохновляло. За двенадцать лет своего скучного брака женщина впервые чувствовала себя живой и каждый раз с трепетом ждала его сообщений по работе.

Он знал, что она была красивой. Но она не хотела знать, как выглядит он… Потому что это означало бы конец. Конец всего этого невинного занятия, этой невинной влюбленности! Как только миссис Валентино его увидит, то обязательно разочаруется – ну не мог он быть настолько идеальным, каким она себе его представляла. А этого Амели определенно не хотела…

Слишком все сложно. Она еще молодая, ей всего 39. А на ее плечах уже целых три ребенка. Карл, которому так тяжело дается жизнь без ее участия, десятилетняя дочь и совершенно чужая ей девочка.

Наверное, когда-то давно они с мужем не стали объединять семью одной фамилией только по прихоти еще совсем молодой тогда Амели, практически девчонки. А все только потому, что внутри нее жила надежда: рано или поздно оковы брака спадут с ее ног. Девушка чувствовала себя в клетке, но ничего не могла с этим поделать… Да и не хотела. Поэтому такое невинное увлечение придавало ей сил и уверенности в себе. Она чувствует себя нежной и ласковой… Хотя эти отношения едва можно назвать даже флиртом.

Этот роман существовал исключительно в ее фантазиях. Ей нравилось представлять, как он выглядит, как говорит. Часто перед сном она представляла его случайные касания на своей коже. Амели не видела черт его лица, а представляла только образ, в который вкладывала то, чего в реальной жизни быть и не могло. Она это понимала.

Сообщение было не от него. Но он точно был где-то там, внутри нейронной сети, и смотрел на это сообщение так же, как и она. И этот крошечный факт сводил девушку с ума. Ведь в ее фантазиях этот незнакомец был воплощением всего, чего она хотела от мужчин, а возможно, и от всей своей скучной, пресной жизни.

15/12/4031
Мистер Джейсон


В холодной комнате раздался звук будильника. Шесть утра. Гул людей и машин за окном. Странно, что пока мы спим, жизнь не останавливается. Она кипит, идет своим чередом. Странно, что когда нас нет, мир продолжает оставаться.

Мистер Джейсон тяжело вздохнул и выключил раздражавший его будильник. Он почесал свое лицо, щетина на котором здорово колола его пальцы.

“Снова отросла, – подумал мужчина и наконец встал с кровати. – Пора бы побриться…” Щетина не раз становилась проблемой для него. Обычно люди радуются густым и тяжелым волосам, но увы, преподаватели университетов не могут насладиться таким подарком природы. Ведь брутальная небритость может сильно навредить их карьере.

Для Макса Джейсона этот день – один из самых волнующих в году. Это первая встреча со студентами, у которых он уже как полгода ведет дистанционные занятия. Как они выглядят? Как отнесутся к нему? За все семь лет своей карьеры он так и не привык к этому моменту. Волнение каждый раз, как в первый. Гладко выбрив лицо, Макс надел свой любимый костюм.

– Сорок первый век на дворе, а мы все еще носим чертовы галстуки и бабочки… как ошейники! И зачем они вообще нужны? Толку от них никакого, зря только время тратишь, надевая их, – ворчал мистер Джейсон себе под нос.

Макс и в самом деле не видел никакого смысла в этом аксессуаре, но его раздражение было вызвано не только галстуком. Просто мистер Джейсон терпеть не мог раннее утро и все, что с этим связано. К тому же, еще и страстно ненавидел понедельники. Всем нам суждено умереть, но у Макса это случится, определенно, в понедельник.

У подъезда мистера Джейсона ждало серебряное авто, которое, как и прочие другие машины, вздымалось ввысь на пару метров после того, как его заведут. Этот транспорт нужен был Максу только для одной цели – добраться до работы. Он больше нигде и не бывает. Ни семьи, ни друзей... Работа – его все! В аудитории собралось около десяти человек. Хотя студентов

было и не так много, но гудели они точно, как рой диких пчел. Они видятся редко – через семестр, поэтому сейчас им было что обсудить друг с другом. В аудиторию зашел мистер Джейсон. Внезапно воцарилась тишина. В воздухе завис немой вопрос. Все уставились на Макса.

– Добрый день, уважаемые коллеги. Меня зовут Макс Джейсон. Вы все, должно быть, в курсе, что я занимаю должность профессора, но мне комфортнее, если меня называют просто “мистер Джейсон”. Поэтому попрошу обращаться ко мне именно так.

Я вел у вас дистанционный курс в прошлом семестре по социальной антропологии. И многие из вас сдали этот предмет успешно. В этом же семестре куда более увлекательная дисциплина: “История глобализации”.

Как вы уже догадались, суть этого предмета в том, чтобы понять, почему наш мир выглядит сегодня именно так, и как он выглядел до…

Итак, термин “Глобализация” появился еще в конце ХХ в. Но этот процесс проходил довольно долго и закончился объединением всех стран в одну. Завязкой стало, как ни странно, появление интернета, а развязкой – отказ Китая от суверенитета и переход этой страны под власть общего государства. С этого момента Земля – это и планета, и страна, и родина для всех нас вот уже больше века.

Это коротко о том, чем мы будем заниматься с вами на наших лекциях. По организационным вопросам. Мы встречаемся три раза в неделю, лекция один раз, семинары – два, по итогам у нас экзамен. Какие есть вопросы?

– Какие виды работ у нас будут?
– Работы в команде, географический анализ… и если повезет, то попробуем отправиться в прошлое для наглядности.

В аудитории послышались радостные возгласы. Студенты обычно любили старые видеоформы из прошлого. Все лучше скучных лекций.

– А на каком языке мы будем заниматься?
– Начитка лекций будет на русском. Мне удобнее так. А вот на семинаре вы вольны говорить так, как вам удобно. Думаю, мы все поймем друг друга, – ответил мистер Джейсон. – Еще вопросы?

Прямых вопросов у студентов не было. Но, как и каждый год, Макс читал эти немые укоры в их глазах. Пока двое ребят, недалеко от него, шепотом не заговорили о том, что так беспокоило всех…

– Ты знал, что он так выглядит? – спросил тихонько (как ему казалось) светловолосый парень.
– Нет конечно… Я вообще таких не видел никогда… ну, в смысле, до сегодня… – ответил ему одногруппник.
– Просто интересно, как ему удалось занять должность профессора?
– Я много работал, Артур, – прервал их беседу Макс, прекрасно понимая, что этот вопрос хотел бы задать практически каждый внутри этих стен. – Почему это должно было быть сложным для меня? Я что, чем-то хуже других?
– Простите, я не это имел в виду, – засмущался студент.

Многие, кто не слышал начала этой “перепалки”, перешептывались и переглядывались, некоторые общались нейронно, чтобы не попасть в такую же ситуацию, как и их коллеги.

– Если у кого-то еще возникли вопросы по этому поводу, то я отвечу вам всем. Мой интеллект позволил мне занять эту должность. И наличие хвоста и более густой шерсти на это не повлияло никак. Даже больше скажу, если бы не мой слух, то на моих лекциях студенты так бы и гудели о всякой ерунде… В этой аудитории вы не можете шептаться и надеяться, что я вас не услышу. Поверьте, это не так. Так что лучше помалкивайте… – выпалил Макс и глубоко вздохнул. Все уже сидели смирно. На самом деле никто не хотел обижать профессора, но это было неизбежно… Пусть случайно, ведь никто из них не имел ничего против собак, а скорее просто интересовался им, как чем-то новым и интересным… Но для мистера Джейсона это была огромная незаживающая рана, в которую только что они все разом ткнули пальцем.

– Простите… Я же не зверь. Хоть и собака, – улыбнулся Макс, и студенты тоже облегченно выдохнули. – Перешептываться я действительно не советую, а вот нейронное общение никто не отменял. Кстати, так общаться я советую на всех занятиях, а не только на моих. Итак, продолжим. Вы слышали когда-нибудь о расизме?

Никто не рвался отвечать. Тогда профессор посмотрел на девушку, сидящую недалеко от него.

– Нет, профессор… То есть мистер Джейсон… То есть могу описать в общих чертах… но… – промямлила она.
– Странно. Вы должны были запомнить хоть что-то с нашего дистанционного курса. Мы косвенно уже касались темы рас. Все, кто не слышал о расизме или забыл об этом, обязательно придите на мою следующую лекцию. Вам будет интересна и довольно близка эта тема. Лично мне кажется, что это нечто схожее со спесишизмом. Если вопросов больше нет, то все свободны. Но только после небольшого опроса… И у меня просьба к вам: не стоит искать ответы на вопросы по базам и узнавать ответы друг у друга. Мне важно понимать, что именно вы уже знаете, для того, чтобы постоянно не ходить вокруг одних и тех же тем, – протороторил Макс и отправил нейронное сообщение всем присутствующим.

Каждый год мистер Джейсон сталкивался с подобными вопросами от студентов. Поначалу его это сильно задевало и даже расстраивало, ведь Макс считал, что хотя человечество и продвинулось так далеко в прогрессе, в социальных взаимодействиях между собой, но нетерпимость к таким, как мистер Джейсон, все равно осталась.

Профессор ждал выполнения тестов студентами, а сам наслаждался любимым кофе и думал о том, что было бы, если б не наука ХХХX века и не ученые, как Александра Белецких… Возможно, он сейчас жил бы в будке, как его предки когда-то. А возможно, его уже не было бы в живых – ведь примерно век назад собаки жили до 20 лет в среднем, а мистеру Джейсону уже 30.

У профессора жизнь была не из легких. Его мать, Мария Джейсон, умерла при родах. Макс никогда не видел ее вживую, и практически ничего о ней не знал. Только то, что она была наполовину ретривер и наполовину сенбернар. А еще то, что он, Макс, очень на нее похож. Отец же, Бенджамин Джейсон, был чистокровным лабрадором с золотистыми кудрями, которые так и привлекали дам. Он воспитывал маленького Макса один, пока не погиб от рук человека, когда его сыну исполнилось 15. Подростка воспитала одна человеческая семья, которая, увы, так и не смогла заменить мистеру Джейсону его близких.

Несмотря на то, что люди к нему всегда относились достаточно дружелюбно и лояльно, Макс чувствовал себя чужим среди них. Наверное, он стал профессором только для того, чтобы доказать всем этим людишкам, что пес не только ничем не хуже их, а, возможно, даже лучше.

Каждый раз, когда он сталкивался со спесишизмом, мистер Джейсон вспоминал своего отца, который погиб просто потому, что отличался внешностью от людей… Прозвенел сигнал. Мысли Макса внезапно прервались.

– Принимаю оставшиеся ответы еще в течение десяти минут. Мне еще в преподавательский офис нужно зайти, там важное дело. Я не хочу, чтобы получение ваших тестов отвлекало меня и сбивало с мыслей, – поторопил он студентов.

Но в действительности никаких дел у мистера Джейсона не было, он просто знал, что в это время мисс Леруа заходит в офис, чтобы заварить кофе с молоком и поболтать со своими коллегами. Максу нравились эти беседы. Кроме нее у него не было никого.

Мистер Джейсон ждал ее уже 15 минут, но она так и не приходила. Это было очень странно, ведь Эмма Леруа никогда не опаздывает. Должно быть, сегодня она не придет. Сердце Макса сжалось. И он с тоской слушал глупые беседы других преподавателей. День был испорчен безнадежно…

Мисс Леруа

Эмма всегда чувствовала свое превосходство над другими женщинами. Она удивительно красива. За все свои 25 лет жизни девушка ни разу не прибегала к помощи лазерной пластики. Сейчас уже никого ничем не удивишь. Но для нее это был маленький повод для гордости, ведь эти процедуры уже давным - давно стали одним из способов ухода за собой. А ей всегда нравилось отличаться хоть чем-то от других.

Мисс Леруа – обладательница мощнейшей харизмы. Она всегда считала, что неумение пользоваться своей красотой – это почти тоже самое,что писать или печатать, вместо того, чтобы телепатически передавать сообщения. Короче, прошлый век. У Эммы есть одна особенность, которая безумно умиляет всех ее знакомых.

– Мисс Леруа ведет себя так, будто и не подозревает о том, насколько она красива, – именно так однажды сказал об этой “фишке” Эммы ее коллега мистер Ву. – Но это такое же заманчивое вранье, как и наше всемирное равенство.

Конечно же, она знала о собственной красоте и умело ей пользовалась. Но ко всему прочему, Эмма понимала, что другие не очень любят спесивцев и хвастунов. Поэтому старалась вести себя скромнее.

Леруа всегда получает то, что хочет. Она умна и привлекательна. Ей нравится охота на мужчин. Но как только Эмма понимает, что жертве не выбраться из ее кошачьих когтей, интерес к мужчине пропадает. И девушка, подобно голодному удаву, проглатывает разбитые сердца ее кавалеров и хладнокровно оставляет их на верную смерть. Что-то хищное в ней определенно есть… но не дайте себя обмануть. Она – простой человек. Одновременно и хороший, и плохой.

Что можно утверждать наверняка, так это то, что мисс Леруа – филолог. Она одна из многих, кто владеет всеми языками в совершенстве. Преподавание – это мечта всей ее жизни. Леруа всегда знала, чем хочет заниматься. И теперь Эмма ощущала себя красивой древней вазой, склеенной из кучи крохотных частиц. И, кстати, одна из таких старых и удивительных хрустальных ваз XX века гордо украшала ее жилище.

Мисс Леруа не любила понедельники. Сегодняшний день ничем не отличается от других понедельников ее жизни. После выходных всегда сложно приходить в тонус. А тут еще эта встреча со студентами.

Она заварила себе кофе, плеснула каплю молока в чашку и сделала пару глотков.

– Просто отвратительно, – сказала она и вылила содержимое чашки в раковину.

Эмма не умеет готовить вкусный кофе. И не следит за датами изготовления продуктов. Молоко скисло. Эмма не уследила за этим потому, что привыкла к модернизированным продуктам, которые создаются искусственно и не имеют срока годности. А в последнее время земляне отказались от химии и вернулись к органике. Наверное, это сделали все, кроме Эммы и пары сотен человек.

Она приняла душ, расчесала свои золотые волосы и вышла из дома. Начало второго семестра. Зима. Снег и холод. В отличие от многих своих коллег мисс Леруа не имела своего авто. Ей нравилось ходить пешком и открывать для себя новые места. Но на работу ей приходилось добираться до ближайшей станции, где быстрый электропоезд в считанные минуты развозил своих пассажиров по всем окрестностям города.

Вместе с парой незнакомых человек Эмма поднялась на лифте к высокой платформе и поторопилась к транспорту, который их уже ждал. В поезде девушка просматривала новости. За окном летел белыми хлопьями снег. Из окна дуло свежестью и морозом. Транспорт наполнился каким-то удивительным ощущением спокойствия и блаженства, пока к мисс Леруа не подсел молодой человек.

– Эмма, ты занята? – спросил он.

Девушка очень удивилась новому спутнику. Те, кто знают ее лучше, могли бы подумать, что она испугалась.

– Смотря, что тебе снова нужно, Маркус, – резко ответила Эмма. – Я и так уже сильно опаздываю...

Парень улыбнулся и, бесцеремонно навалившись на нее, придавил девушку к стене транспорта. Эмма резко его оттолкнула.

– Прости, если помешал, – усмехнулся он. – Я тут кое-что узнал интересное. И мне очень нужно задать тебе несколько вопросов в офисе, списать данные и рассказать, что нового я узнал.
– Почему ты просто не связался со мной? К чему этот пафос с игрой в догонялки по поездам?
– Чтоб ты точно никуда не делась и никак не подготовилась. Или тебе есть, что скрывать?

Эмма закатила глаза. Этот тип ей не особо нравился: слишком он заносчив и нарциссичен для полисмена. Но как ни крути, он делает хорошее дело. И помогает ей... когда не достает Эмму своими “подозрениями”. И, говоря откровенно, мисс Леруа чувствовала, что их антипатия друг к другу взаимна. Так что не сильно сердилась на все его выходки.

– Конечно, мне нечего скрывать. Да и от тебя ничего не скроешь. Маркус, прошу тебя, скажи мне, что это “кое-что”, что ты узнал, наконец поможет закончить все это дело.
– Посмотрим. Многое будет зависеть от тебя.
– Я так понимаю, что работа подождет, – предположила Эмма.
– Твоя, увы, подождет, – вздохнул детектив.
– Ну и черт с ним! Все равно не хотелось ехать туда. А так хоть моя совесть чиста. Сообщу в офис, что меня сегодня не будет…


Подпишитесь на рассылку новых материалов сайта



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

40 − 38 =