Распродажа книг издательства "Москва"
Акция: большие скидки на 10 книг издательства "Москва". Срок действия акции: до 31 августа 2019 г.
Читателям > Каталог книг издательства "Москва" > Пристанище разочарований и надежд. Гриша Денисов > День, когда должна была рухнуть их дружба

День, когда должна была рухнуть их дружба

Вторая глава книги Валентины Вилеевой Пристанище разочарований и надежд. Гриша Денисов

Гриша очнулся на жёсткой подстилке, запертый в угнетающих стенах тесной комнатушки без окон, где единственным утешением мог стать тусклый свет еле живого светильника, что стоял на письменном столе. Но в момент, когда мальчик открыл опухшие глаза, тот был выключен, и его встретила кромешная тьма.

Покрасневшие запястья больше не сковывали металлические браслеты, но многочисленные следы от побоев жгли, при любом движении вновь давая о себе знать. По щекам струились слёзы досады: Гриша плакал вовсе не из-за мучительной боли, что продолжала терзать побитое тело, напоминая о недавнем происшествии; и не страх их вызвал — Гриша привык к темноте и её не боялся. Слёзы вызвало неутешительное осознание, возможно, самого прискорбного поражения в жизни, последствия которого могли навсегда разрушить их дружбу с Олегом.

Стать с лучшим другом настоящими врагами... Гриша видел это в самых страшных кошмарах и сравнивал с концом света. Для него юный Волков был подобен ясному дню, что сумел найти его одинокую планету, где была вечная ночь, и наполнить мрачный мирок яркими красками.

Внезапно мальчик вспомнил о драгоценном сокровище, которое берёг уже несколько лет, об особой вещи, приносящей удачу. Гриша верил, что этому бесценному предмету подвластны чудеса.

Сделав немало усилий, он заставил себя подняться и, шатаясь, поплёлся к небольшому шкафу, за которым был пыльный угол. Туда Ольга Захаровна, которой, помимо обязанностей няни, хозяин поручил следить за порядком в каморке подопечного, соваться не желала.

С трудом отодвинув шкаф, мальчишка сумел протиснуться туда и, нащупав в темноте своё сокровище, достал его. Устало опустившись на пол возле шкафа, Гриша прижал к себе далеко не новый баскетбольный мяч и чуть слышно произнёс:
— Я ничего сам не могу, слабак!.. Я не заслужил... Но, прошу, исполни мою просьбу… Пожалуйста, пусть в пятницу случится чудо, и Олежка не возненавидит меня!

* * *


В предвкушении предстоящего мероприятия многие одноклассники нашего героя даже не заметили, как пронеслись два дня до пятницы. Для Гриши же каждый день был пыткой, подобно той, которую испытывает какая-нибудь невезучая девочка, пытаясь избавиться от липкой жвачки, застрявшей в длинных волосах, — ужасно больно и безуспешно. Мальчику не довелось ни единого дня отлёживаться дома, ожидая, пока улучшится самочувствие после последнего наказания. К тому же он осознавал, что в школе получит возможность поесть, а в особняке по будням ничего, кроме воды из крана, ему не светит.

Чуть ли не каждый ученик третьего «А» был бы рад сидеть за одной партой с сыном самого Блэкградского Волка, как в народе называли отца Олега, а с Федей, и тем более с Гришей, находиться рядом напрочь отказывался. Юный Волков решил эту задачу по-своему. Он нескромно занял для друзей первую парту у двери, прогнав оттуда некую Беллу Ибатулину и её соседа — скверного коротышку Вадика Кодряна, который вечно устраивал всякие пакости по её указанию. Уговорив Денисова и Могилевского стать соседями по парте до конца начальной школы, сам Олег разместился за ученическим столом позади них, в одиночестве…

Из-за плохого зрения Олега учительница не должна была сажать его дальше второй парты, несмотря на высокий рост мальчугана. Варвара Александровна, вопреки своему тираническому нраву, не желала связываться с Иваном Николаевичем и закрывала на все проделки его сынишки глаза.

В среду Гриша пришёл в школу в разбитом состоянии. Он с трудом передвигался и не мог нормально соображать, но учительница, видя это, нарочно вызвала его к доске решать задачу повышенной сложности. Немудрено, что мальчик ошибся. Варвара с ликующей физиономией собралась влепить ему двойку, назвав его перед всем классом дауном. Пока весь класс хохотал, а ухоженные пальчики учительницы, обхватив шариковую ручку, нависли над журналом, Волков поднял руку и громко сообщил, что тоже не смог решить эту задачу. Вырвав из тетради лист с уже решённым заданием и спрятав его в карман, он встал и отчетливо произнес:
— Варвара Александровна, выходит, я тоже даун… Справедливо будет и мне поставить «синего лебедя», да написать слово на букву «д» в дневнике не забудьте. Желательно крупными буквами, чтобы отцу удобнее было прочитать!

Поступок Олега заставил учительницу сжать ручку так сильно, что на той образовалась огромная трещина и, оторвавшись от журнала, с фальшивой улыбкой произнести:
— Денисов, сядь на место… Затем она оглядела класс в поисках так называемой груши для битья.

Из всех девятнадцати учеников только один Федя сидел так, точно готов был отвечать, но женщина проигнорировала его и вызвала к доске Кирилла Купцова, увидев, что упитанный мальчишка с едко-рыжей шевелюрой, укрывшись за спиной Стаса Тёркого, самого высокого третьеклассника во всей параллели, чавкая, уплетает пирожки с яблочным джемом, противно шмыгая носом. Варвара Александровна решила отыграться именно на нём.

Пока Кирилл Купцов, будущий владелец сети торговых центров «Меридиан», пытался заставить ленивые извилины начать работать, но в итоге отделался отрядом колов на всю строку в дневнике и скромной двойкой в журнале, Гриша вернулся за парту с убитым видом. От голода кружилась голова, и так неугомонно урчал желудок, что, казалось, превратился в бездну, а слабость добивала мальчишку.

Заметив, в каком состоянии сосед по парте, Федя порылся в портфеле, надеясь отыскать что-нибудь съестное, но нашёл лишь пару клубничных леденцов, которые даже предлагать Денисову было бы плохой идеей.

Волков, взглянув на друга, намеренно сломал ручку и, испачкав ладони в чернилах, отпросился в туалет вымыть руки. Учительница разрешила, негодуя от злости, но когда тот вернулся, выпучила по-рыбьи глаза. Почти весь третий «А» раскрыл рты от изумления — Олег умудрился притащить поднос, на который поместил порцию запеканки, несколько бутербродов и горячее какао.

На сей раз Варвара Александровна окончательно вышла из себя и, не сказав более ни слова, отправилась за директором. Юный Волков велел Феде сдвинуть учебные принадлежности соседа в сторону, а сам поставил перед лучшим другом поднос и бодро пожелал:
— Приятного аппетита!

Грише было стыдно смотреть тому в глаза, но голод заставил его забыть обо всём, и он набросился на еду, краснея как варёный рак.

Когда учительница вернулась с директором, поднос с тарелкой и пустым стаканом стоял на парте Олега, а юный Волков одарил вошедших приятной улыбкой. Директор пожурил его перед всеми и, пообещав сообщить об этом инциденте Ивану Николаевичу, оставил третий «А» на Варвару Александровну.

В четверг четвёртым уроком была физкультура. Герда Андреевна вновь забрала Могилевского, ещё нескольких ребят и девчонок на репетицию концерта к предстоящему празднику. Денисов же отправился на урок с остальными. Физическая культура была для Гриши, наверное, самым любимым предметом. К тому же физрук восхищался его выносливостью и способностями.

Леонид Васильевич давно разглядел задатки баскетболиста в этом неказистом мальчугане и нередко тренировал его в свободное время, под собственную ответственность забирая на несколько часов с продлёнки.

До того как устроиться учителем физической культуры в «Летопись Знаний», мужчине довелось тренировать сборную Блэкграда. Затем Леонид поругался с одним влиятельным типом и был вынужден сменить профессию, но у него по-прежнему оставались связи.

Леонид Васильевич предвидел, что этот пацан далеко пойдёт, и готов был помочь ему, но Гриша не решался даже вступить в школьную команду. Зато с удовольствием тренировался с учителем, а летом - самостоятельно, если удавалось сбежать из особняка. Сейчас же, ни на минуту не забывая о том, что их дружбе с Волковым осталось жить всего полдня, юный Денисов был далёк мыслями от физкультуры.

Когда он переодевался в поношенную спортивную форму, Олег заметил следы от побоев и, прижав Гришу к шкафчику, легонько ткнул кулаком под дых, злясь на то, что друг посмел скрывать от него такое столько времени. Затем Волков крепко сжал его руку и, игнорируя сопротивление, повёл к медсестре. Отдав ей карманные деньги, Олег попросил девушку обработать все раны.

И вот, двадцать шестого декабря, в тот самый роковой день, когда, по всем подсчётам, должна была рухнуть их дружба, Гриша боялся появиться в школе, но Ольга Захаровна всё равно его туда привела.

Поскольку учительница музыки освободила от уроков Федю и тех детей, которым предназначалась особая роль на предстоящей Ёлке, Гриша просидел русский язык, окружающий мир и математику за последней партой, стараясь на переменах избегать Олега: он был не готов даже пересечься с ним взглядом. На сыне Блэкградского Волка тоже не было лица — вероятно, он также не забыл о своем обещании объявить Денисову бойкот на двести лет и найти себе нового лучшего друга.

После уроков Варвара Александровна попросила третий «А» задержаться и, достав список, принялась объявлять имена тех, кто может забрать новогодний костюм, чтобы, переодевшись, отправиться на долгожданную Ёлку. Все дети, кроме Гриши, остались на местах, а юный Денисов торопливо собрал ранец и печально направился к двери, чтобы, спустившись на первый этаж, до семи вечера ждать возле охранника своего «Надзирателя».

— Денисов! — внезапно оглушил его учительский голос.
— Я буду ждать няню у охранника, — отозвался он, с досадой добавив: — Мне здесь нечего делать…
— Григорий Денисов, — уже спокойнее объявила Варвара Александровна. — Кажется, это твоё.

Мальчик нехотя обернулся и раскрыл рот от удивления, заметив в руках учительницы бережно упакованный костюм пирата, о котором мечтал ещё с прошлого года. В тот день отец взял его с собой в «Мир Детства», куда приезжал, чтобы подобрать Марине наряд для важного мероприятия, а среднего отпрыска — подразнить. Глаза мальчишки загорелись, едва он заметил славный костюм, но он смог им лишь недолго полюбоваться.

Теперь же нежданный поворот событий вселил в раненую детскую душу сомнение, и Гриша невольно подумал, что Андрей Георгиевич, его отец, запомнил тот случай и решил ему сделать своеобразный сюрприз. Мальчишеское сердце оттаяло, и он был готов простить родителю всё плохое, помириться с Матвеем, сделать всё, чтобы глава семьи смог им гордиться, лишь бы отец никогда больше не отказывался от него.