Распродажа книг издательства "Москва"
Акция: большие скидки на 10 книг издательства "Москва". Срок действия акции: до 30 июня 2019 г.
Серия книг "Эффективная бизнес-машина"
Уникальный издательский спецпроект.
Приглашаем к участию в данном проекте.
Читателям > Каталог книг издательства "Москва" > Книга о психотерапевтических техниках и упражнениях "Время жить" > Воспоминания

Воспоминания

Отрывок из первой главы книги Натальи Александровой "Время жить".

Я проснулась, была тёмная тёплая ночь. Я сидела в кресле-качалке на берегу океана, было много звёзд, и я стала вспоминать свою жизнь. Два года назад моя жизнь изменилась на 180 градусов. Я встретила человека, который дал мне возможности, которые у меня сейчас есть, при этом ничего не взяв взамен.

Последние несколько лет я работала на телевидении визажистом. Делала макияж, причёски ведущим и гостям студии. Жизнь текла своим чередом, новая встреча в студии совершенно ничего не предвещала. Я была разведена, выглядела хорошо, но отношений не строила, так как поняла, что все мои попытки не дают нужного результата. Я решила эту идею оставить и заняться своим саморазвитием.

В студию был приглашён гость, известный бизнесмен, которого, впрочем, я не знала в лицо. Непубличная личность, он был при этом очень успешным бизнесменом, как потом выяснилось.

Я сделала свою работу, но осталась в студии, позади оператора, и стала слушать беседу ведущего и этого гостя. Так я выяснила, кто это. Была сильно удивлена тем, как скромно он себя вёл, без пафоса и надменности, как иногда бывает на телевидении.

После съёмки бизнесмен зашёл в гримёрку, попросил чай и сделал несколько звонков. Направляясь к выходу, спросил: "А вы работать на дом выезжаете?". Я растерялась и сказала: "Да". Он взял визитку и уехал.

Прошло несколько месяцев, я совершенно забыла про этот случай, так как в студии каждый день было много гостей — разных политиков, бизнесменов, спортсменов и просто известных людей.

Но однажды раздался звонок, это был тот самый бизнесмен. Он спросил: могу ли я приехать к нему за город для визажа молодой девушке? Я была удивлена, но согласилась.

На следующий день бизнесмен прислал машину, чему я была очень благодарна, так как совершенно не понимала, как добраться до места. Приехав в поместье, я увидела огромный красивый трёхэтажный дом. У хозяина были помощник, а также охрана и прислуга. Все были доброжелательны и приветливы.

Я вошла в дом. Села на диван и стала ждать хозяина. Он спустился через 5 минут, извинился и начал свой рассказ.

Пригласил он меня для своей дочери, которая ранее жила с матерью в другом городе; это его первая семья. И как потом выяснилось, единственная дочь. Девушке было 17 лет, она закончила школу и готовилась поступать в университет в Москве. Собиралась жить с отцом, так как мама умерла.

Моя задача была сделать макияж и уложить прическу дочери, они собирались на день рождения к его партнёру. Девочке нужно было подсказать, что ей подходит, чтобы она не чувствовала себя "гадким утёнком".

Через некоторое время приехала девушка. Она была немного удивлена, что кто-то будет ей помогать приводить себя в порядок. И что вообще есть такая работа. Мы поднялись в комнату Лизы, так звали девушку. И я, помня просьбу отца, начала издалека: как ей нравится в Москве, что она любит, чем собирается заниматься? Лиза была воспитанной и скромной, она спокойно общалась, отвечала на все вопросы, и через час мы уже разговоривали, как добрые знакомые. Посмотрев платье, в котором она собирается на вечер, я предложила свой вариант причёски и макияжа. Она была довольна моей работой. Девушка стала выглядеть совершенно иначе, чем в начале нашего знакомства.

Я получила деньги за свою работу, а также благодарность Лизы, и уехала домой.

Прошло две недели и снова звонок — от самой Лизы с просьбой приехать. За мной опять прислали машину, и я отправилась в путь, не очень представляя, что от меня хочет эта девушка. Правда, Лиза была ровесницей моей дочери Маши, и я немного понимала, что беспокоит девчонок этого возраста.

Приехав в этот раз за город, я почувствовала, что жизнь тут течёт совсем иначе, хотя это было всего в 20-ти километрах от Москвы. Пели птицы, была ранняя весна, оттепель... И моя Маша, и Лиза говорились к сдаче экзаменов и поступлению в вуз.

Я вошла в дом, было как-то непривычно тихо. Меня встретила Лиза и попросила сразу подняться к ней в комнату. Войдя, я увидела изменения в интерьере, появились яркие краски. Были другие шторы, покрывало, и появился музыкальный центр.

Лиза очень активно рассказывала про своего молодого человека, которого ещё две недели назад не было в её жизни. Я молча слушала и понимала, что ей просто хочется любить, быть любимой, и она совершенно не видит реальности. Этот молодой человек — друг сына партнёра отца; они познакомились на том самом дне рождения.

Сначала я не понимала, что нужно от меня, я же не психотерапевт, не друг семьи. Лишь через некоторое время нашей беседы стало понятно, что она хочет. Ей понравился мальчик, и она, не имея опыта, пыталась понять, как нужно с ним себя вести, как выглядеть, чтобы он ею интересовался. Я спросила: "А что папа говорит по этому поводу?" Выяснилось — ничего, он просто ничего не знает.

Я по натуре человек, который хочет помогать другим, поэтому охотно согласилась. Если бы я знала, чем это закончится для девочки, то не была бы столь активной.

Я рассказала, как краситься днём, вечером и для мероприятий. Что подчеркнуть, а что скрыть. Лиза была типичной провинциалкой, то есть верила тому, что ей говорят, при этом считала себя привлекательной, но неуверенной. И уверенность она решила приобрести с помощью внешнего вида. Исходя из своего опыта, я знала, что это не решает главного: Кто ты, куда идёшь и что у тебя есть.

Я опять получила деньги за работу и уехала. Я чувствовала: что-то не так с этим мальчиком. Из рассказов Лизы совершенно не было понятно, а что хочет он, кто он?

Прошёл месяц, звонков не было, и я стала забывать про это знакомство. Но через 3 месяца Лиза позвонила снова, голос был напряжённым, она просила приехать. Я согласилась. Приехав, я застала Лизу в напряжённом состоянии. Как и в прошлый раз, мы поднялись к ней в комнату. Она сразу стала рыдать, что-то бормотать… я ничего не понимала. Через некоторое время она немного успокоилась, и я спросила: что случилось? Лиза стала рассказывать, что она беременна от этого парня и совершенно не знает, что ей делать.

Из рассказа стало ясно, молодой человек не хотел жениться и вообще сомневался, его ли ребёнок. Я спросила: "А папа в курсе всей этой истории?". Выяснилось, что отец знает о молодом человеке, но против их общения. При этом не объясняет, почему. А по поводу беременности вообще не знает. Вот так номер, я была шокирована. Я понимала, что это меня не касается, и всё же... Нужно было чем-то помочь. Конечно, жизнь меня сто раз учила, но я неисправимая "оптимистка", как себя называла. А вот мой психотерапевт это называл иначе: человек, который хочет осчастливить всех и всегда. Задавался один и тот же вопрос: "Зачем тебе нужно это делать?"

Я понимала, что лезу не в своё дело, но всё же полезла. Мне стало жалко девчонку.

Я считала, что не нужно делать аборт, даже если молодой человек не хочет жениться. Это испортит в первую очередь жизнь Лизы. Занимаясь с психотерапевтом, я выучила много правил и законов мира, которые нельзя нарушать. Хотя видела, что почти все нарушают и думают, что можно, так все живут. Это общая беда — если все, то можно, а кто будет отвечать, непонятно. Я сама так жила много лет, но об этом позже.

Я рекомендовала Лизе рассказать всё отцу прямо сегодня. Также я, как женщина, поддержала её. "Такие ситуации бывают, главное — поступить правильно", — говорила я. А правильно — это нужно взрослеть, брать ответственность на себя и дать жизнь этой крохе. Разбираться, почему этот молодой человек так поступил, только терять время.

Я считала и считаю, что плюс — это всё, что связано с жизнью, в том числе и рождение. Лиза немного успокоилась и обещала поговорить с отцом. Я уехала, попросив мне позвонить. Мне было важно знать решение, которое они примут с отцом.

Прошло несколько дней. Лиза позвонила и грустно сказала: "Я оставляю малыша". Добавила, что плохо себя чувствует. Злится на молодого человека. Я её подбодрила: "Всё наладится! Нужно время, оно всё расставит на свои места, как в фильме "Москва слезам не верит". На этой оптимистичной фразе мы попрощались, договорившись созваниваться.

Время шло, недели три звонков не было. Затем позвонил Лизин отец, попросил встретиться где-нибудь в Москве. Мы договорились о времени и месте, я была немного удивлена, но догадывалась, что речь пойдёт о Лизе.

В день встречи я как-то особенно волновалась, хотя понимала, что это не свидание и не собеседование.

Мы встретились достаточно поздно, в девять вечера, в дорогом ресторане на Тверской. Сидели отдельно от всей публики, которой было не так много, рядом не было столов, и мы спокойно говорили.

Владислав (так звали бизнесмена) начал тактично: "Как дела, как работа?" Сделал комплимент, мол, хорошо выгляжу. Словом, была непринуждённая беседа старых знакомых. Удивительно, но я не стеснялась и не пыталась подбирать слова, всё шло естественно.

Мы говорили, нам принесли ужин, который Владислав заказал заранее.

Как-то я даже стала сомневаться: для чего же он меня пригласил? Уже заканчивая ужин, Владислав поблагодарил меня за встречу, за приятную беседу. Заказал кофе и, пока его готовили, наконец задал вопрос: "Вы хотели бы что-нибудь узнать о Лизе?"